2006-05-25 15:47:00

Ответ ЦДУМ России в Тверскую межрайонную прокуратуру Москвы в связи с заявлением организаторов гей-фестиваля

Заместителю межрайонного прокурора советнику юстиции С.А.Булучевскому


На Ваш запрос от 16.05.2006 в связи с заявлением членов инициативной группы т.н. Московского международного гей-фестиваля Н.А.Алексеева и Н.В.Баева можем сообщить следующее.

Поскольку в Вашем запросе обсуждается заявление Верховного муфтия Талгата Таджуддина, сделанное им не в личном качестве (как гражданином), а именно как председателем и представителем Центрального духовного управления мусульман России, ответ дать считаем необходимым также от организации.

Заявление Н.А.Алексеева и Н.В.Баева о том, что якобы в заявлении председателя Центрального духовного управления мусульман России Верховного муфтия Талгата Таджуддина (интервью агентству «Интерфакс», 14.02.2006) «содержатся призывы, направленные на разжигание ненависти к социальной группе» (цитируется по Вашему запросу), считаем ложным доносом, поскольку ни одно заявление Верховного муфтия Талгата Таджуддина никогда не преследовало целей разжигания ненависти и не разжигало де факто.

Отвечая на поставленные Вами вопросы, заявляем, что:

1) Прежде всего считаем необходимым отметить, что обсуждаемые жесткие оценки Верховного муфтия Талгата Таджуддина относились не к гомосексуалистам вообще (хотя на негативном отношении ислама к гомосексуализму мы настаиваем), а к тем из них, кто, грубейшим образом нарушая требования части 3 статьи 17 Конституции Российской Федерации, устанавливающей, что осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц, попрали права и законные интересы большинства граждан России.

Слова Верховного муфтия о том, что их (гомосексуалистов - навязчивых пропагандистов гомосексуализма как образа жизни и нормы сексуальных отношений) действия «ведут к прекращению рода людского», вполне соответствуют изречениям пророка Мухаммада, который говорил, что навязывающие половые извращения другим, в первую очередь - детям, совершают смертный грех, то есть, в исламской правовой традиции - преступление, которое должно караться смертью (по обычаям тех времен это было именно так).

Имя библейского города Содома, жители которого имели обыкновение предаваться мужеложству, стало нарицательным: словом «содомия» обозначают в ряде европейских языков мужской гомосексуализм и скотоложство; в русском языке «содом» - нарушение порядка, бесчинство, занятие нелюдей (Владимир Даль). Библейская история Содома и Гоморры представляет редкий случай прямого вмешательства Бога, положившего конец людскому нечестию через наказание стихийным бедствием.

Будучи авраамической религией, ислам вполне солидарен с ветхозаветной трактовкой истребления содомлян. В Священном Коране история Содома и Гоморры излагается в нескольких сурах, в частности, одиннадцатой («Худ», аяты 74-83),пятнадцатой («эль-Хеджр», аяты 57-75), двадцать шестой («Поэты», аяты 160-168) и двадцать девятой («Паук», аяты 28-30).

В Сунне Пророка гомосексуализм назван смертным грехом. Согласно хадисам, «Пророк Мухаммад сказал: “Аллах проклял занимающихся мужеложством” и повторил это трижды». Проклятие Аллаха для мусульман равносильно и равнозначно смерти.

2) Верховный муфтий Талгат Таджуддин не преследовал целей унизить, оскорбить лиц гомосексуальной ориентации в России или где бы то ни было еще, и не считает свои заявления унижающими или оскорбляющими лиц гомосексуальной ориентации. Необоснованное приписывание активистами гей-движения Верховному муфтию Талгату Таджуддину таковых намерений или де факто совершенных действий, возбудивших вражду, само по себе является совершенно необоснованными, клеветническими измышлениями и ложным доносом.

Конкретизируя позицию Центрального духовного управления мусульман России по данному круг проблем, считаем необходимым отметить следующее.

Отражение реально существующего негативного отношения в культуре всех народов России и в вероучениях всех крупнейших религий России к половым извращениям и, тем более, к публичной агрессивной пропаганде таковых, не может быть оценено как оскорбление или унижение, поскольку является отражением объективного факта и защищено конституционными нормами о свободе мысли, убеждений и слова.

Что касается использования в указанном интервью Верховным муфтием выражения «их следует только лупить», то оно вполне корреспондирует нормам правовых законодательных школ ислама, в частности, мазхабу имама Шафии. Но, поскольку в России установления шариата не имеют законодательной силы, то очевидно, что данное высказывание носило характер гиперболы и касалось правомерного пресечения преступных хулиганских действий, каковыми является проведение массовой публичной пропаганды несовершеннолетним идеологии и образа жизни гомосексуализма в виде т.н. «гей-парада».

По существу, «продавливаемый» Н.А.Алексеевым т.н. «гей-парад» в Москве, по глубокому убеждению российских мусульман, является особо изощренной формой хулиганства, а также циничными и преднамеренными действиями, провоцирующими и возбуждающими религиозную и социальную вражду.

Центральное духовное управление мусульман России заявляет, что проведение массовых публичных мероприятий («гей-парадов», «гей-фестивалей» и пр.), направленных на навязывание подрастающему поколению (а они вынуждены будут смотреть эти публичные действия) идеологии гомосексуализма, иные формы необоснованной и неправомерной абсолютизации субъективных интересов гомосексуалистов в ущерб наших прав и свобод - все это является прямой дискриминацией российских мусульман по признаку отношения к религии и сексуальной (нормальной) ориентации, явным унижением достоинства и оскорблением религиозных и нравственных чувств российских мусульман.

В Решении по делу «Даджен против Соединенного Королевства» (Страсбург, 22.10.1981) Европейский суд по правам человека жестко разделил личные пристрастия гомосексуалистов и публичную пропаганду гомосексуализма, определив, что государство вправе ограничить пропаганду гомосексуализма среди несовершеннолетних: «Суд признает, что одной из целей законодательства является ограждение незащищенных членов общества, таких, как молодые люди, от последствий гомосексуализма. Тем не менее, в данном контексте жесткое разграничение между “защитой прав и свобод других лиц” и “защитой нравственности” представляется искусственным. Защита нравственности может предполагать сохранение морального духа и нравственных ценностей общества в целом…, но может также… охранять интересы морали и общественного благополучия отдельной части общества, например школьников (Решение по делу Хэндисайда от 7.12.1976. Серия A, т. 24, с. 25, п. 52 in fine). Таким образом, “защита прав и свобод других лиц” в значении защиты нравственных интересов и общественного благополучия отдельных лиц или групп населения, которые нуждаются в особой защите по причине своей незрелости, умственной неполноценности или зависимого состояния, сводится к одному-единственному аспекту - «защите нравственности» (Решение по делу “Санди таймс” от 26.04.1979. Серия A, т. 30, с. 34, п. 56). Поэтому Суд на основе именно такого подхода будет учитывать обе указанные цели...

Нельзя отрицать, что определенная уголовно-правовая регламентация мужского гомосексуализма, равно как и других форм сексуального поведения, посредством норм уголовного права может быть оправдана как “необходимая в демократическом обществе”. Основная функция уголовного права в этой сфере... - “сохранить общественный порядок и приличия, дабы защитить граждан от того, что шокирует и оскорбляет”. Более того, необходимость в некотором контроле можно даже распространить на добровольные половые отношения, совершаемые приватно, особенно там, где требуется (еще одна цитата из доклада Волфендена) “обеспечить достаточные гарантии против использования и развращения других лиц, в частности тех, кто является особо уязвимым по причине своего юного возраста, слабости тела и духа, отсутствия опыта или находится в состоянии физической, служебной или экономической зависимости”. На практике юридические нормы, регулирующие такого рода отношения, существуют во всех государствах - членах Совета Европы... Именно национальные власти должны первоначально оценить эту насущную общественную потребность в каждом конкретном случае… Из Решения Суда по делу Хэндисайда Правительство сделало вывод о том, что пределы усмотрения властей являются более широкими, если речь заходит о защите общественной морали» (пункты 47, 49 и 52 Решения).

Следовательно, всякие заявления о том, что у гомосексуалистов есть какие-то связанные с пропагандой «права» - «права» проводить навязчивую публичную пропаганду гомосексуализма среди несовершеннолетних (а именно таким навязыванием и является т.н. «гей-парад»), исходя из документов Европейского суда по правам человека, являются ложными заявлениями, не обоснованными с правовой точки зрения.

В деле «L. и V. против Австрии» (жалобы № 39392/98 и 39829/98; по материалам Постановления Европейского Суда по правам человека от 09.01.2003) Европейский суд по правам человека признал, в целом, цель защиты прав на нормальное сексуальное развитие несовершеннолетних (спор касался привлечения к уголовной ответственности за гомосексуальные половые связи совершеннолетних с несовершеннолетними в возрасте от 14 до 18 лет при согласии последних) оправданной (пункт 46).

В Решении от 10.05.2001 по делу «Антонио Мата Эстевез против Испании», сославшись на решения Комиссии по делу Икс и Игрек против Соединенного Королевства от 03.05.1983 и по делу Симпсон против Соединенного Королевства от 14.05.1986, Европейский суд по правам человека указал, что, «согласно прецедентным правовым позициям органов, учрежденным Конвенцией, длительные гомосексуальные отношения между двумя мужчинами не подпадают под право на уважение семейной жизни, находящееся под защитой ст. 8 Конвенции».

Н.А.Алексеев может обманывать своими нелепыми выдумками про то, что их богомерзкую агрессивную пропаганду якобы поддерживает Европейский Союз, своих партнеров по сомнительному пристрастию, но российские мусульмане вводить себя в заблуждение не позволят.

Нет никаких оснований подменять реальную проблему возбуждения Н.А.Алексеевым и Н.В.Баевым вражды и грубейшего попрания прав родителей несовершеннолетних демагогическими, необоснованными наделениями ярлыками «гомофобов». Российские мусульмане никаких фобий в отношении извращенцев не имеют (потому термин «фобия» не применим в данном случае), а лишь негативно относятся к людям, практикующими этот смертный грех. И право на такие убеждения мусульман защищено Конституцией Российской Федерации, общепризнанными принципами и нормами международного права, независимо от отношения гомосексуалистов к такой позиции.

Требования абсолютизации несуществующих «пропагандистских прав» гомосексуалистов на навязывание своей идеологии в ущерб правам, свободам и законным интересам других лиц (около 142 миллионов человек - граждан России), не разделяющих пристрастия и воззрения гомосексуалистов и относящихся к таковым с обоснованным и правомерным негативизмом, есть абсурд, нонсенс, циничное попрание демократии и самой идеи прав человека.

Российские мусульмане не считают возможным и необходимым вмешиваться в половую жизнь отдельных людей, не призывают к насилию по отношению к ним, но и надругаться над подрастающим поколением навязыванием половых извращений не позволят, даже если нам придется пресекать преступления против наших детей силой.

Как справедливо указывают доктор юридических наук, профессор М.Н.Кузнецов и доктор юридических наук И.В.Понкин, пропаганда гомосексуализма среди несовершеннолетних как социальной нормы, как нормальных сексуальных отношений нарушает следующие права несовершеннолетних:

• на защиту от всех форм сексуального совращения (статья 34 Конвенции о правах ребенка);

• на психическое, духовное и нравственное развитие (пункт 1 статьи 4 Федерального закона «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации»),

• на защиту от информации, пропаганды и агитации, наносящих вред их здоровью, нравственному и духовному развитию, в том числе от распространения печатной продукции, аудио- и видео-продукции, пропагандирующей порнографию и антиобщественное поведение (пункт 1 статьи 14 Федерального закона «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации»);

• на обеспечение интеллектуальной, нравственной, психической безопасности, безопасности жизни, охраны здоровья, нравственности ребенка, на защиту их от негативных воздействий (пункты 2 и 3 статьи 14 Федерального закона «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации»);

• на особую заботу, в том числе правовую защиту, специальную охрану и заботу ввиду их (детей) физической и умственной незрелости (преамбула Конвенции о правах ребенка);

• на защиту от информации и материалов, наносящих вред их благополучию (пункт «е» статьи 17 Конвенции о правах ребенка);

• на гармоничное развитие на основе традиций и культурных ценностей своего народа, на духовное и нравственное развитие и на защиту от безответственного сексуального поведения взрослых (преамбула Факультативного протокола к Конвенции о правах ребенка, касающихся торговли детьми, детской проституции и детской порнографии).

Рассматривая вопрос о запрете дискриминации по признаку сексуальной ориентации, не следует игнорировать необходимость с уважением относиться к людям, которые придерживаются противоположных взглядов, особенно в тех странах, где подавляющее большинство граждан категорически возражают против гомосексуальных отношений, считая их неестественными и аморальными, выступают категорически против навязывания их несовершеннолетним детям таких отношений в качестве нормальных и обыденных и, тем более, в качестве образа жизни. В демократическом обществе такие люди, негативно оценивающие гомосексуализм, имеют полное право на уважение их религиозных и нравственных убеждений, на право обучать и обеспечивать нравственное воспитание своих детей в соответствии со своими собственными религиозными, философскими и нравственными убеждениями (пункт 3 статьи 13 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах, пункт 4 статьи 18 Международного пакта о гражданских и политических правах). Следовательно, деятельность по пропаганде гомосексуализма среди несовершеннолетних нарушает нормы международного права и законодательства Российской Федерации, предусматривающие преимущественное право родителей на нравственное воспитание и охрану здоровья собственных детей (пункт 4 статьи 18 Международного Пакта о гражданских и политических правах; пункт 3 статьи 13 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах; статья 5, пункт 2 статьи 14, пункт 1 статьи 18 Конвенции о правах ребенка; часть 2 статьи 38 Конституции Российской Федерации; пункт 1 статьи 63 Семейного кодекса Российской Федерации). Согласно преамбуле и подпункту «с» пункта 1 статьи 29 Конвенции о правах ребенка, для защиты и гармоничного развития ребенка важны традиции и культурные ценности его народа, а государство обязано обеспечить направленность образования на воспитание уважения к культурной самобытности и ценностям ребенка, к национальным ценностям страны, в которой ребенок проживает. Очевидно, что пропаганда обыденности и нормальности гомосексуальных отношений противоречит традициям и ценностям всех народов Российской Федерации.

Н.А.Алексеев и Н.В.Баев прекрасно знают, не могут не знать, что все исторические религии России крайне негативно относятся к гомосексуализму и, тем более, к его агрессивному навязыванию обществу, молодежи. Поэтому действия указанных лиц носят изначально провокационный характер, направлены на провоцирование, возбуждение в обществе вражды.

С уважением,


Полномочный представитель, помощник верховного муфтия
Р.С.Валеев