2007-05-14 21:23:00

Доклад архиепископа Тадеуша Кондрусевича на конференции, посвященной 90-й годовщине фатимских явлений

БОГОСЛОВСКАЯ ИНТЕРПРЕТАЦИЯ ФАТИМСКОЙ ТАЙНЫ

1. Явления Божией Матери в Фатиме в 1917 г., несомненно, стали одним из наиболее интригующих событий современного мира. Так называемая фатимская тайна состоит из трех частей. Первые две касаются откровения об аде, почитании Непорочного Сердца Пресвятой Девы Марии, окончания I мировой войны, начала II и преследования Церкви, а также данной России надежды на обращение (ср. MF, p. 3).

Третья часть до 2000 г. оставалась тайной за семью печатями и, конечно же, вызывала огромный интерес, порождая массу догадок, до такой степени, что некоторые интерпретации носили апокалиптический характер.

Слуга Божий Иоанн Павел II в 2000 г. на переломе второго и третьего тысячелетий решил обнародовать третью часть Фатимской тайны. Этим самым, как подчеркнул тогдашний секретарь Конгрегации вероучения архиепископ Тарчизио Бертоне, после драматического и жестокого XX в. была обнародована реальность, которая участвует в созидании истории и, одновременно, объясняет ее глубочайший смысл в духовной перспективе, неохотно принимаемой современным образом мышления, остающимся под сильным влиянием рационализма (ср. MF, p. 3).

Имеющие место в истории человечества сверхъестественные явления и знамения входят в историю мира, порой изумляя верующих и неверующих. Помню, как во время первого визита российских паломников в Фатиму в 1991 г. к нам подошел представитель посольства тогда еще СССР в Португалии и спросил: "Я вообще-то неверующий, однако в фатимских явлениях есть нечто такое, что невозможно объяснить просто так, естественным способом. Как могли, не образованные, не знавшие географии и истории, деревенские дети предсказать будущее?"

Говоря о имеющих место в истории человечества сверхъестественных явлениях, необходимо помнить, что их содержание не должно противоречить вере. Наоборот, они должны быть сконцентрированы вокруг основного принципа Христовой проповеди, а именно - вокруг любви Бога Отца, которая побуждает людей к обращению и одаривает благодатью, чтобы они могли себя вверить Ему. Таково и фатимское послание, взывающее к покаянию и обращению и этим самым вводящее в суть и сердцевину самого Евангелия. При этом необходимо отметить, что фатимские явления являются наиболее провиденциальным откровением современности (ср. MF, p. 3), что подтверждают в первую очередь события, произошедшие на переломе 80-х и 90-х годов в России и Восточной Европе.

2. В настоящем докладе будет сделана попытка представить синтез богословской интерпретации Фатимской тайны, особенно ее третьей части. Для чего будут использованы мысли как самой свидетельницы явлений, сестры Лусии, так и префекта Конгрегации вероучения Кардинала Йозефа Ратцингера - нынешнего Понтифика Бенедикта XVI, бывшего Госсекретаря Ватикана кардинала Анджело Содано и бывшего секретаря Конгрегации вероучения, нынешнего Госсекретаря Ватикана, - тогда архиепископа, а в настоящее время кардинала - Тарчизио Бертоне.

3. Для начала приведем переводы на русский язык текстов Фатимской тайны, которые были написаны сестрой Лусией по просьбе епископа Лейрии и ему адресованы. Она начала их писать в 1938 г., впоследствии внося дополнения и исправления. За основу наших размышлений взят последний текст первой и второй частей тайны, записанный в так называемом "третьем воспоминании" сестры Лусии от 31 августа 1941 г. Текст же третьей тайны был написан 3 января 1944 г. (В представленном ниже переводе текста фатимской тайны оставлены неточности пунктуации, как это имеет место в оригинале).

Первая и вторая часть тайны

Для этого придется сначала поговорить о Тайне вообще и ответить на первый вопрос: что такое Тайна?

Мне кажется, я уже могу об этом говорить, ибо было мне разрешение Небес. Наместники Бога на земле не раз уже мне позволяли это сделать и написали мне не одно письмо; одно из них, если не ошибаюсь, от отца Жозе Бернарду Гонсалвеша, еще у Вас, Ваше Преосвященство. Это то самое письмо, в котором он призывает меня написать Святейшему Отцу. И в нем он, в частности, просит меня рассказать о Тайне. Кое что я уже сказала, но чтобы не писать длинного повествования, я напишу лишь о самом главном, оставив Господу решать, стоит ли предоставлять мне для этого более подходящий момент.

Уже во втором письме я изложила сомнения, мучившие меня с 13 июня по 13 июля, которые потом рассеялись.

Итак, Тайна состоит из трех разных частей, о двух из них я напишу.

Первая - это видение ада.

Дева Мария показала нам море огня, бушевавшего как бы под землей. И в этом огне бесы и души с человеческими очертаниями, словно прозрачные и бронзовые угли, раскачивались на языках пламени, которые с тучами дыма из них же исходили в разных направлениях, как искры от большого пожара, невесомые, колышущиеся, среди воплей и стонов боли и отчаяния, которые ужасали и от которых дрожь бежала по телу. А демоны выделялись среди них пугающими невиданными звериными формами, но были прозрачные, как черные раскаленные угли. Видение это продолжалось всего один миг, за что и благодарили мы нашу Матерь Небесную. Если бы перед тем не пообещала Она нам взять к Себе на Небо (во время первого Явления), мы бы, я думаю, умерли от страха и ужаса.

Мы подняли глаза к Богородице, Которая произнесла с мягкой грустью: "Вы видели ад, куда отправляются души несчастных грешников. И чтобы спасти их, Богу угодно учредить в мире почитание Моего Непорочного Сердца. Если сделают то, что Я скажу вам, многие души спасутся и обретут покой. Война скоро окончится, но если не прекратят оскорблять Бога, то в Понтификат Пия XI начнется другая, еще более ужасная. Когда ночь осветится невиданным прежде светом, знайте - то великое знамение о том, что Бог идет карать мир за его преступления, и наказанием будет война, голод и притеснение Церкви и Святейшего Отца. Чтобы воспрепятствовать этому, Я приду просить о посвящении России Моему Непорочному Сердцу и о возместительном Причащении в первую субботу месяца. Если просьбы Мои будут услышаны, Россия обратится, и будет мир. А если нет, то заблуждения ее распространятся по миру, вызывая войны и гонения против Церкви. Праведники станут мучениками, Святейший Отец будет много страдать, некоторые народы будут уничтожены. В конце концов, Мое Непорочное Сердце восторжествует. Святейший Отец посвятит Мне Россию, которая обратится, и миру на некоторое время будет дарован мир" (MF, p. 15-16).

Третья часть тайны

"И.М.И.
Третья часть Тайны, открытой 13 июля 1917 г. в Кова-да-Ирия, Фатима.

Пишу, повинуясь Тебе, Господь наш, поскольку Ты приказываешь мне это сделать устами Его Преосвященства епископа Лейрийского и Твоей и моей Пресвятой Матери.

После того, как были показаны нам два видения, которые я уже описала, слева от Богородицы, чуть выше Нее, увидели мы ангела с огненным мечом в левой руке; клинок переливался и излучал языки пламени, которые, казалось, должны были поджечь мир; но, едва коснувшись света, исходившего в направлении меча из правой руки Девы Марии, они тут же гасли; ангел, указуя правой рукой на землю, громко произнес: Покаяние! Покаяние! Покаяние! И мы увидели в мощном потоке света, который есть Бог, подобно тому, как отражаются люди в зеркале, когда подходят к нему, епископа, одетого в белое - мы почувствовали, что то был Святейший Отец. Множество других епископов, священников, монахов и монахинь поднимались по крутой горе, на вершине которой возвышался большой крест, сколоченный из грубо обтесанных бревен, как бы из необтесанного пробкового дерева. По дороге на гору Святейший Отец пересек большой, наполовину разрушенный город; дрожа, он шел на подкашивающихся ногах, терзаясь от скорби и боли, и молился за души почивших, чьи тела попадались ему на пути. А когда он поднялся на вершину и пал на колени перед великим крестом, то был убит солдатами, стрелявшими в него из огнестрельного оружия и стрелами; и так же точно умирали один за другим и прочие епископы, священники, монахи и монахини, миряне, мужчины и женщины разных сословий и положений. Под перекладиной креста с обеих сторон были два ангела с хрустальными кропильницами, в кои собирали кровь мучеников и из коих кропили они души, приближавшиеся к Богу" (MF, p. 21).

4. Несомненно, многие, прочтя обнародованный текст третьей части Фатимской тайны, были разочарованы, ибо не оправдались многочисленные догадки и спекуляции. И действительно, текст не открывает ни большой тайны, ни завесы будущего. Он лишь говорит о Церкви мучеников прошлого века, образно представляя ее трудно понимаемым символическим языком. В связи с этим Кардинал Анджело Содано говорит, что этот текст является описанием пророческой визии, подобной библейским пророчествам, которые конкретно не описывают будущих событий, но синтетически и кратко указывают на отдаленные от себя во времени факты, конкретно не описывая ни их очередности, ни продолжительности. Поэтому этот текст не может быть прочитан иначе, как только в символическом ключе (ср. MF, p. 30). Поэтому, логически возникает вопрос: как мы должны понимать фатимские явления и что о них думать (ср. MF, p. 32).

5. Прежде чем ответить на эти вопросы необходимо напомнить, что Церковь признает два типа откровений: общие и частные, между которыми имеется существенная разница. "Общее откровение" - это адресованное всему человечеству и сформированное в литературном образе Библии Откровение, заключенное в Ветхом и Новом Заветах. В Откровении Бог постепенно давал людям возможность познавать Его до такой степени, что Сам стал человеком в тайне Боговоплощения. Откровение - это живой процесс, в котором Бог приближается к человеку. Естественно также и то, что разум помогает лучше понять Откровение и воспринять Божию тайну. Т. к. Бог един, то и Его вхождение в историю, которое Он переживает вместе с человечеством, одно и оно сохраняет свое значение в каждой эпохе. Кульминационным пунктом этого вхождения является тайна Боговоплощения, жизнь, смерть и Воскресение Иисуса Христа. Во Христе Бог представил людям Самого Себя. Поэтому Откровение завершилось в тайне Христа, что нашло свое отражение на страницах Нового Завета. Прекрасно свидетельствует об этом Катехизис Католической Церкви, который учит, что "поскольку Он дал нам Сына Своего, Который есть Слово Его, у Бога не иного слова, которое Он дал бы нам. Он разом все сказал нам в этом Едином Слове ...; ибо все, что Он частично говорил пророкам, Он сказал во всей полноте в Сыне Своем, дав на Все, что есть Его Сын. Вот почему тот, кто хотел бы вопросить Его сегодня или пожелал бы видения или откровения, не только совершил бы безумие, но оскорбил бы Бога, не направив свой взор единственно на Христа, ища чего-то другого или нового" (ККЦ 65).

Однако, как подчеркивает кардинал Ратцингер (ср. MF, p. 33), факт завершения единого Божиего Откровения в Иисусе Христе не означает, что Церковь может смотреть только в прошлое и обречена на его бесплодное повторение. Катехизис утверждает: "И все-таки, если Откровение и завершено, оно не полностью доступно нашему пониманию; христианской вере предстоит на протяжении веков проникать постепенно в глубины его смысла" (см. ККЦ 66). Здесь необходимо отметить два существенных элемента, а именно, связь с историческим событием и процесс восприятия этого события. Это подтверждает и Сам Спаситель, когда говорит: "Еще много имею вам сказать, но пока вы не можете понять. Когда придет время, Он, Дух истины приведет вас к познанию истины. Но теперь еще не можете" (Ин 16, 12-14). Т.е. Святой Дух постоянно ведет и открывает доступ к углублению познания Откровения. Недаром Катехизис цитирует св. Григория Великого, что слова Божие взрастают вместе с тем, кто их читает (ср. In Ez 1, 7, 8: ККЦ 84). А II Ватиканский Собор в Конституции "Dei Verbum" о Божественном Откровении указывает три основные пути развития апостольского Предания при содействии Святого Духа, а именно: через созерцание и исследование верующими, слагающими все это в сердце своем (ср. Лк 2, 19ю 51), через глубокое постижение переживаемой ими духовной реальности, и через проповедь тех, кто с епископским преемством принял достоверный благодатный дар истины (ср. DV 8).

В этом контексте и следует рассматривать "частное откровение", которое относится ко всем видениям и откровениям, свершившимся по завершении Нового Завета; именно под эту категорию и подпадает фатимское послание (с. MF, p. 34). "В ходе веков бывали откровения, называемые "частными", некоторые из которых были признаны Церковью. ...Их роль - не "улучшить" или "дополнить" Откровение Христово, но помочь жить более полно в определенную историческую эпоху", - учит Катехизис (ККЦ 67).

Из всего этого следуют два фундаментальных вывода. Общее откровение или, в нашем случае, Божественное Откровение, требует принятия его с верой как слово самого Бога. В то же самое время, нет и даже не может быть обязанности публично выражать веру в признанные Церковью частные откровения. Они касаются, прежде всего, послушной принципам благоразумия, индивидуальной веры, - писал Кардинал Просперо Ламбертини, будущий Папа Бенедикт XIV.

Для церковного признания частного откровения необходимы три условия: чтобы данное откровение не противоречило вере и благочестию; чтобы его можно было сделать достоянием гласности; чтобы верующим было позволено в благоразумной форме выражать свое поклонение. Такие явления могут эффективно помогать лучшему пониманию и переживанию Евангелия, из чего следует, что их не следует воспринимать легкомысленно. Поэтому критерием истинности частных откровений является их христоцентричность. Если частное откровение отдаляет от Христа, становится независимым от Него или представляет иной, более важный, нежели Евангелие замысел спасения, то ясно, что оно не от Духа Святого, который ведет нас к познанию Евангелия, а не уводит от него. Надо помнить также, что откровение должно быть пищей для веры, надежды и любви, которые являются путем ко спасению.

Далее, Церковь в каждое время получает харизму пророчества, к которому нельзя относиться легкомысленно. Ведь еще св. Павел Апостол наставлял: "Духа не угашайте. Пророчества не уничижайте. Все испытайте, хорошего держитесь" (1 Фес 5, 19-21). Здесь, однако, необходимо помнить, что пророчество в библейском понимании не означает предсказание будущего, а является объяснением воли Божией на настоящее время. Эта воля как раз и указывает путь в будущее. Существенным является необходимость актуализации Откровения, ибо пророческое слово является предостережением или утешением, или одновременно и тем, и другим. В этом смысле можно провести определенную параллель между харизмой пророчества и понятием "знамения времени". Ведь еще Христос с упреком говорил: "Лице земли и неба распознавать умеете; как же времени сего не узнаете?" (Лк 12, 56). Значение необходимости прочтения "знамений времени" подчеркнул и II Ватиканский Собор: "Церкви надлежит во всякое время различать знамения времен и истолковывать их в свете Евангелия, чтобы она могла дать каждому поколению подобающий ответ на вечные вопросы людей о смысле нынешней и будущей жизни и об их взаимосвязи"" (GS 4). Читать и объяснять "знамения времени" в свете христианской веры означает не что иное, как распознавать присутствие Христа в определенное время. Таков и смысл признанных Церковью частных откровений, следовательно и фатимских. Они должны нам помогать в понимании "знамений времени" и в поиске соответствующих ответов на них в свете веры (ср. MF, p. 34-36).

6. Несомненно, рассуждая о фатимских явлениях, которые носят частный характер, надо принимать во внимание также и их антропологический характер. В этом смысле фатимские явления относятся к внутреннему видению, когда душа свидетеля встречается с чем-то реальным, получая возможность видения того, что незаметно для чувств (ср. MF, p. 37).

7. Представленные выше рассуждения позволяют перейти непосредственно к богословской интерпретации фатимской тайны.

В первой и второй ее части дети увидели ужасы ада и одновременно услышали обетование о пути к спасению - почитании Непорочного Сердца Марии. Термин "сердце" на языке Библии означает центр бытия человека. "Чистое сердце", по Евангелия от Матфея - это то, которое пришло к совершенному внутреннему единству благодаря Богу, и поэтому оно "узрит Бога" (ср. Мф 5, 8). Поэтому почитание Непорочного Сердца Марии означает не что иное, как приближение к такому состоянию человеческого сердца, когда по примеру Марии наше "fiat", т.е. согласие с волей Божией, становится центром, формирующим все наше существо (ср. MF, p. 39).

8. Касательно третьей части фатимской тайны следует подчеркнуть, что если ключ к познанию первой и второй части дают слова: "спасти души", то к третьей - троекратный призыв к покаянию: "Покаяние, покаяние, покаяние!" Как не сравнить эти слова с первым призывом, с которым Христос обратился к своим слушателям: "Покайтесь и веруйте в Евангелие" (Мк 1, 15)! Следовательно, понимать "знамения времени" означает понимать всегда актуальную необходимость покаяния (ср. MF, p. 40).

В письме Святейшему Отцу Иоанну Павлу II от 12 мая 1982 г. сестра Люсия пишет, что третья тайна сводится к словам Матери Божией "если и если нет". Тем самым она утверждает, что тайна есть символическое пророчество, которое исполнится в зависимости от того, будут ли приняты, представленные в явлении требования, т. е., прежде всего, призыв к покаянию и обращению. И поэтому не надо говорить, что Бог нас наказывает; наоборот, - люди сами призывают на себя наказание. Бог, ценя свободу, которой одарил нас, терпеливо предупреждает и призывает к возвращению на истинный путь (ср. MF, p. 8-9). В этом заключается надлежащий ответ, как предотвратить угрозу опасностей, которые были указаны в фатимских явлениях.

Кардинал Йозеф Ратцингер вспоминает, что сестра Лусия в беседе с ним говорила, что целью фатимских явлений как раз и был призыв к возрастанию в вере, надежде и любви (ср. MF, p. 40). Во время встречи с российскими и казахскими иерархами, которая состоялась в 1997 г. после завершения паломничества статуи Фатимской Божией Матери в России и Казахстане монахиня сказала, что обращение - это длительный процесс, а слово "Россия" в настоящее время необходимо понимать как весь мир, ибо грех не имеет национальности и весь мир нуждается в покаянии и обращении.

9. Теперь рассмотрим более внимательно сцены третьей части фатимской тайны (ср. MF, p. 40-43), с целью их интерпретации.

Ангел с мечом, стоящий по левой стороне Марии напоминает нам образы Апокалипсиса. Это угроза нависшего над миром суда. Мысль о том, что современный мир может погибнуть в море огня - больше не фантазия. Человек создал оружие доселе невиданной разрушительной силы и продолжает его совершенствовать. Это символизирует огненный меч. В то же самое время видение указывает на силу, которая способна спасти от угрожающей опасности - это сияющий образ Марии и исходящий из него призыв к покаянию.

Таким образом, видение подчеркивает значение свободы человека. А именно, его будущее не является неизменно предопределенным, наоборот, оно зависит от него самого. Цель его не показать "фильм" о раз и навсегда предначертанном будущем, но наоборот, должна мобилизовать человека к преображению к лучшему. Т. е. оно говорит как об опасностях, так и о способах каким образом их можно избежать.

Следующие затем сцены явления еще отчетливее указывают на его символический характер. Место действия обозначено тремя символами: крутая гора, полуразрушенный город и большой крест. Гора и город символизируют место, где разворачивается человеческая история. Это история трудного человеческого развития, и одновременно опасностей и разрушений, когда человек сам уничтожает дело своих рук. На горе возвышается крест - цель и ориентир человеческой истории. Крестом разрушение превращается в спасение; Крест - это символ нищеты человеческой истории и, одновременно, знамение надежды.

Далее в явлении появляются люди: епископ в белом, другие епископы, священники, монахи и монахини, мужчины и женщины. Согласно мнению фатимских визионеров, Епископ в белом - это Папа. Он идет впереди других через полуразрушенный город и среди умерших. Все это символизирует путь Церкви как Крестный Путь, как путь во времена преследований и разрушений. Это не что иное, как история прошлого века, времени мучеников, страданий и преследований Церкви, свидетелей веры, двух мировых и неисчислимых локальных войн, принесших огромные страдания человечеству.

В Крестном Пути Церкви XX в. особую роль играют Папы, начиная от Пия X до Иоанна Павла II. Все они участвовали в страданиях минувшего времени и старались идти через них путем, ведущим ко кресту. Это явление представляет Папу, убитого на этом пути мучеников. "Неужели Иоанн Павел II, когда после покушения 13 мая 1981 г. распорядился принести ему текст третьей части фатимской тайны, мог не распознать в нем свою предназначение?" - спрашивает кардинал Йозеф Ратцингер. Ведь он сам 13 мая 1984 г. следующим образом объяснил свое спасение: "Траекторию пули изменила Материнская рука, она же не позволила тяжело раненному Папе преступить порог смерти". Этот факт еще раз свидетельствует о том, что не существует неизменное предназначение человека, что вера и молитва - те силы, которые могут оказывать влияние на историю, что молитва сильнее пуль, а вера - целых дивизий.

Последние слова третьей части фатимской тайны представляют собой ободряющее и дающее новую надежду видение, в котором исполненная крови и страданий история подвержена исцеляющей силе самого Бога. А именно: ангелы под крестом собирают кровь мучеников и окропляют ею приближающиеся к Богу души. Примечательно, что они ее собирают, находясь под перекладинами креста. Т. е. здесь кровь Христа и кровь мучеников слиты воедино. Страдания мучеников и Христа объединены и являют собой единое целое. Здесь мы видим исполнение слов св. Павла Апостола, что мученики восполняют недостаток страданий Христа (ср. Кол 1, 24). Подобно тому, как со смерти Христа, из Его прободенного бока родилась Церковь, так и смерть Его свидетелей приносит плоды для ее будущей жизни. Поэтому страшное в начале видение третьей части фатимской тайны заканчивается дарующей надежду сценой. Никакое страдание не напрасно. Церковь страдающая и Церковь мучеников становится путеводителем человеку, ищущему Бога. Т. к. страдания свидетелей Христа возобновляют страдания самого Спасителя и вносят в существующую реальность Его спасительное действие, то из этих страданий исходит очищающая и обновляющая сила.

10. Представленная выше богословская интерпретация фатимских явлений позволяет сделать следующие выводы:

10.1. Прежде всего, необходимо помнить о том, что фатимские явления - это частное откровение. Поэтому они не являются и не могут быть предметом веры. Однако в то же самое время они весьма полезны и помогают в укреплении и развитии нашей веры, что особенно важно перед лицом угрожающих вызовов современности, поэтому их нельзя игнорировать. Современный мир предлагает огромное множество всевозможных средств, забывая о существенном, а именно, если так можно выразиться, о "веротерапии", которая является лекарством для души.

10.2. Фатимские явления следует читать как символические, которые вписались в историю мира и, особенно, России в завершившемся недавно XX в.

10.3. Они, прежде всего, касаются борьбы атеистической системы с Церковью и описывают страдания свидетелей веры в XX в. Это ни что иное, как Крестный путь Церкви, которому предстояли Папы минувшего столетия, в том числе Иоанн Павел II, который в тексте третьей части фатимской тайны распознал прообраз покушения на свою жизнь.

10.4. Фатимские явления и их тайна, с одной стороны, как представляется, принадлежат прошлому, хотя трудно говорить, например, об обращении России, как о состоявшемся единовременном событии, ибо это длительный, трудный и всегда актуальный процесс. С другой же стороны, они касаются всегда актуального призыва к покаянию и обращению, - как подчеркивает Кардинал Анджело Содано (ср. MF, p. 31).

10.5. В связи с этим в наше время наступающего антирелигиозного и агностического секуляризма исключительно важно предостережение Марии: "Если и если нет". Т. е., если люди будут каяться и обращаться к Богу, то могут надеяться на мирную и счастливую жизнь. Если нет, то надо ждать опасностей. Причем, здесь не в чем упрекать Бога. Он предостерегает и призывает вернуться на указанный Им путь, уважая свободу человека, которой Он его одарил. Поэтому только человек несет ответственность за свое будущее. Человечество не должно забыть уроков трагической истории XX в.

10.6. Исключительно важным является утверждение Марии о торжестве Ее Непорочного Сердца и Его почитании. Это призыв к каждому человеку - иметь чистое и преданное Богу сердце. Современному, полному противоречий и вызовов миру Мария дает новую надежду в чистом, обращенном и уповающем на Христа сердце.

10.7. Т.е. фатимская тайна это не что иное как призыв к молитве, которая есть путь к спасению, и призыв к покаянию и обращению. С того момента, когда Бог стал человеком, т.е. обрел человеческое сердце, благодаря чему обратил человеческую свободу к добру и Богу, свобода совершать зло уже не имеет последнего слова, ибо Христос победил мир (ср. Ин 16, 33) (ср. MF, p. 43-44).

10.8. Таким образом, Фатима - это знамение Божиего милосердия, которое через Марию было оказано России и человечеству 90 лет тому назад. Большой почитатель Фатимской Божией Матери Слуга Божий Иоанн Павел II говорит, что именно милосердие Божие - единственная надежда современного мира (ср. BBM, s. 71).

10.9. И наконец, фатимские явления и их тайна призывают нас на вызовы времени дать христианский, укорененный в Откровении ответ, чтобы не секуляризированный мир победил нас, а мы, рожденные от Бога, победили его (ср. 1 Ин 5, 4) - как учит св. Иоанн Апостол.

Поэтому фатимская тайна для современного мира - это надежда даже сверх надежды (ср. Рим 5, 5).

Спасибо за внимание.


Используемая литература и принятые сокращения:

1. II Ватикаский Собор. Пастырская конституция о Церкви в современном мире "Gudium et spes" (GS).
2. Bуg bogaty w milosierdzie. Jan Pawel II w Ojczyznie. 16-19 sierpnia 2002, KAI 2002 (BBM).
3. Il Messaggio di Fatima, Tipografia Vaticana 2000 (MF).


12 мая 2007 г.