2018-06-01 14:55:00

Религиозная мотивация человека гораздо сильнее, чем деньги и секс

В конце мая в Москве прошла международная конференция, посвященная религиозной свободе и поиску диалога, которая была организована Фондом Григория Богослова и Российской ассоциацией религиозной свободы при поддержке администрации президента РФ. О своем видении ситуации в сфере свободы совести в интервью "Интерфакс-Религия" рассказал исполнительный директор фонда, постоянный член комиссии старообрядных приходов в составе Московского патриархата, участник недавнего молитвенного завтрака у президента США Леонид Севастьянов.


- Леонид, что сподвигло вас к организации такой конференции?

- В современном мире слишком много насилия, и каждый из нас не только как верующий в Бога человек, но и как гражданин должен сделать хотя бы что-то для продвижения мира и налаживания диалога между людьми вместо риторики ненависти. Я уверен, что религиозная мотивация человека - это самая сильная мотивирующая сила, намного большая, чем секс и деньги. Выстраивая межрелигиозные отношения, мы продвигаем мир, делаем его более справедливым и привлекательным. Если бы современное общество смогло найти принципы взаимного уважения, то нам не нужны бы были бомбы и философия войны.

- На форуме среди прочих была поднята тема диалога между религией и государством. Может ли, по-вашему, религия, впавшая в немилость государства, наладить с ним диалог и заставить относиться к себе с уважением?

- Я не только так считаю, но у меня есть и конкретные примеры. В частности, русское старообрядчество было самой преследуемой религией в истории России. 350 лет староверы жили в условиях жесточайших гонений. И что мы видим сейчас, в последние годы? Мы видим, что лидеры старообрядчества, прежде всего митрополит Корнилий, смогли полностью сломать вековую тенденцию путем налаживания диалога с государством. Старообрядчество становится из загнанной в угол, постоянно преследуемой религии конфессией, которая пользуется большим уважением со стороны государства, светского общества и других религий России.

Диалог - это не опция, а призвание любого верующего человека. Диалог - это то, что, по словам немецкого философа Хайдеггера, делает человека человеком. Без диалога мы легко превращаемся в животных.

- Конференция в Москве проходила на фоне публикации государственным департаментом США документа, критикующего российские власти в ущемлении прав религиозных меньшинств и в предоставлении преференций Русской православной церкви. Как бы вы прокомментировали эти выводы госдепа?

- Важно не забывать, что православие в России исторически имело государствообразующее значение. В какой-то мере православие создало российское государство и культуру, как в свое время протестантские деноминации создали США. Что характерно, взгляд на особую роль Церкви разделяют и приверженцы других признанных в России религий и конфессий. Неудивительно поэтому, что Русская православная церковь пользуется определенными преференциями в нашей стране.

Америка – страна уникальная тем, что была создана пуританами, которые бежали от преследований в Старом Свете, поэтому для них религиозные свободы являются ключевыми. Европа же всегда жила традицией и часто не признавала религиозными организациями те сообщества, которые в дальнейшем появились в США. Этот подход отличает Америку от Европы. Но диалог между традициями должен быть ключом в отношениях между странами.

Проблема современного мира - это разорванные коммуникации, разорванные общие смыслы. Мир живет, к сожалению, параллельной моралью, параллельными смыслами, вкладывая в одинаковые смыслы разные значения. Это было далеко не так еще каких-то 50 лет назад. К примеру, в этом году мы празднуем 70-летие Декларации прав человека. Все страны ее принимают. Согласно этому документу, религиозные верования являются неприкосновенными. Религия не может преследоваться, и эта формулировка имеет юридический смысл и значение. С ней никто не спорит. Но проблема в том, что за 70 лет совершенно поменялся сам смысл религии. К сожалению, тогда не было дано юридического определения самому термину "религия" за ненадобностью, так как в то время мир был религиозным, и все понимали смысл религии одинаково. Сейчас не только разные государства понимают его по-разному, но и сами люди имеют различный взгляд на то, что есть религия и религиозное меньшинство. Поэтому я призвал бы к началу новой дискуссии на базе ООН по данному вопросу. Необходимо пояснение к этой сфере прав человека. Пока этого сделано не будет, понятие религии останется субъективным в законодательстве любой страны, и комментировать его на международной арене юридическими терминами будет просто невозможно.