Чудо. Чудеса Христовы


Опираясь на основные положения ветхозаветной этики, Христос развил их в новое возвышенное и универсальное нравственное учение, радикально отличающееся от всего, что говорилось до Него на тему общественной и личной морали.
Не всегда просто, особенно в первом приближении к этому учению, проникнуть в его суть: понять заповедь Спасителя о непротивлении злу, осмыслить, что означает любовь к врагам и как можно жить, не заботясь о завтрашнем дне.… Христово учение невозможно постичь, а тем более принять сердцем и осуществить в своей жизни, без напряжения ума и воли. Устроить свое бытие по заповедям Спасителя очень непросто, ибо их исполнение требует радикальной перемены всего строя души человека, отказа от многих привычек, порожденных нерелигиозным образом жизни.
Но вот что важно осознать: Господь Иисус Христос, открывший роду людскому Свое учение, есть не просто учитель жизни, не просто величайший из сынов человеческих, но Сын Божий — Превечный Бог! И путь, который Он предлагает, — это Божественный путь. После пришествия в мир Господа Иисуса Христа от этого пути уже нельзя с легкостью уклониться, нельзя сделать вид, что эта стезя предназначена для кого-то другого и к нам не имеет отношения. Следует ясно отдавать себе отчет в том, что в случае отвержения этого пути утрачивается единственная дарованная Богом человеку возможность иметь полноту жизни, вкусить истинного счастья и обрести спасение.
И для того, чтобы жители древней Галилеи, впервые услышавшие эту необыкновенную проповедь с высоты холма близ Геннисаретского озера, поняли, что Проповедовавший — не обычный человек, а излагаемое Им учение — это действительно путь к полноте жизни, Господь сопровождает Свое слово дивными делами. Он творит чудеса, являя людям Свою Божественную силу.
Что же такое чудо? Вновь обратимся к евангельскому повествованию:
«Когда же сошел Он с горы, за Ним последовало множество народа. И вот подошел прокаженный и, кланяясь Ему, сказал: Господи! если хочешь, можешь меня очистить. Иисус, простерши руку, коснулся его и сказал: хочу, очистись. И он тотчас очистился от проказы. И говорит ему Иисус: смотри, никому не сказывай, но пойди, покажи себя священнику и принеси дар, какой повелел Моисей, во свидетельство им» (Мф. 8. 1–4).
«Когда же вошел Иисус в Капернаум, к Нему подошел сотник и просил Его: Господи! слуга мой лежит дома в расслаблении и жестоко страдает. Иисус говорит ему: Я приду и исцелю его.
Сотник же, отвечая, сказал: Господи! я недостоин, чтобы Ты вошел под кров мой, но скажи только слово, и выздоровеет слуга мой; ибо я и подвластный человек, но, имея у себя в подчинении воинов, говорю одному: пойди, и идет; и другому: приди, и приходит; и слуге моему: сделай то, и делает. Услышав сие, Иисус удивился и сказал идущим за Ним: истинно говорю вам, и в Израиле не нашел Я такой веры... И сказал Иисус сотнику: иди, и как ты веровал, да будет тебе. И выздоровел слуга его в тот час» (Мф. 8. 5–10, 13).
«И когда вошел Он в лодку, за Ним последовали ученики Его. И вот, сделалось великое волнение на море, так что лодка покрывалась волнами; а Он спал. Тогда ученики Его, подойдя к Нему, разбудили Его и сказали: Господи! спаси нас, погибаем. И говорит им: что вы так боязливы, маловерные? Потом, встав, запретил ветрам и морю, и сделалась великая тишина. Люди же, удивляясь, говорили: кто это, что и ветры и море повинуются Ему?» (Мф. 8, 23–27).
Итак, что же такое чудо?
Прежде всего чудо — это сверхъестественное явление, действие или событие, которое, очевидным образом выпадая из системы повседневного человеческого опыта, не может быть рационально объяснено посредством знаний, которыми обладают люди. Именно поэтому чудо всегда поражает воображение, вызывает изумление. В русском языке слова «удивление» и «диво» являются однокоренными. В старину они означали то, что ныне именуется чудом. Но чудо не только удивляет, оно способно вызвать тревогу, порой испуг. Чаще же так называемый здравый смысл, привыкший к логическому объяснению всего и вся, подсказывает: если явление нельзя понять и разумно истолковать, если оно противоречит опыту человечества и не соответствует физическим законам природы, — значит, подобное невозможно. Практический позитивистский разум отвергает вероятность чуда категорическим доводом: «Этого не может быть, потому что этого не может быть никогда!» Но подлинно ли это так?
Действительно, законы природы определяют картину бытия физического мира. Однако даже сам человек способен существенным образом влиять на механизм действия этих законов и преодолевать их непреложность. Приведу простой пример. Существует закон всемирного тяготения, согласно которому камень, брошенный вверх, под действием сил гравитации непременно должен упасть на землю. Но если взять камень в руку, то силой мышц его можно удержать от падения. Космическая ракета, которая вырывается за пределы земного притяжения, реально преодолевает действие закона тяготения. Врач, своим искусством приостанавливающий развитие страшной болезни и продлевающий жизнь обреченному больному, также оказывает влияние на объективные законы бытия и развития живой материи.
Таким образом, силой разума и изобретательностью человек способен временно приостановить, нейтрализовать действие физических законов, вывести из подчинения им объект своего воздействия. Но если это может сделать человек, то что же говорить о Боге, Который является Творцом мира и законов, лежащих в основе бытия этого мира. Таким образом, можно утверждать, что чудо есть некое сверхъестественное деяние, посредством которого Бог как Творец нашего мира преодолевает непреложность физических законов. Он не отменяет эти законы в принципе, но, сотворяя чудо, своей Божественной силой произвольно ограничивает их действие в данном месте, в данное время и в отношении данного объекта.
В недавнем прошлом наука отрицала любое явление природы, а тем более чудесные события, которые не вписывались в так называемую объективную картину мира и не могли быть объяснены посредством наличного знания и опыта. Подобные факты либо замалчивали, либо отвергали их с порога, либо объявляли несуществующими. Однако отсутствие убедительного научного объяснения не является причиной, по которой мы непременно должны отказаться от веры в чудесное. Ибо чудо — не фокус или трюк, не галлюцинация, не мистификация, не самообман. Чудо есть реальный факт, свидетельствующий о всемогуществе Творца и присутствии Божием в нашем мире.
Всякое чудо, творимое Божественной силой, имеет причину и цель, во имя которой совершается, и удовлетворяет определенным условиям, вне которых оно лишается своего смысла.
Целью же всякого чуда, как и всего, что совершает Бог в отношении людей, является забота об их спасении.
Условие же совершения чуда согласно Евангелию — вера людей. Сотник веровал в то, что его слуга будет исцелен Господом. Прокаженный поверил в то, что Спаситель обладает силой, способной уврачевать неизлечимый недуг.
И чудо совершается как Божественный ответ на живую веру людей. Подтверждение этого мы не раз встретим в Евангелии:
«И тотчас понудил Иисус учеников Своих войти в лодку и отправиться прежде Его на другую сторону, пока Он отпустит народ. И, отпустив народ, Он взошел на гору помолиться наедине; и вечером оставался там один. А лодка была уже на средине моря, и ее било волнами, потому что ветер был противный. В четвертую же стражу ночи пошел к ним Иисус, идя по морю. И ученики, увидев Его идущего по морю, встревожились и говорили: это призрак; и от страха вскричали. Но Иисус тотчас заговорил с ними и сказал: ободритесь; это Я, не бойтесь. Петр сказал Ему в ответ: Господи! если это Ты, повели мне придти к Тебе по воде. Он же сказал: иди. И, выйдя из лодки, Петр пошел по воде, чтобы подойти к Иисусу, но, видя сильный ветер, испугался и, начав утопать, закричал: Господи! спаси меня. Иисус тотчас простер руку, поддержал его и говорит ему: маловерный! зачем ты усомнился? И, когда вошли они в лодку, ветер утих. Бывшие же в лодке подошли, поклонились Ему и сказали: истинно Ты Сын Божий» (Мф. 14. 22–33).
Итак, Господь, сверхъестественным образом преодолевая земное притяжение, идет по водам к лодке. Глубоко потрясенный Петр, узрев это чудо, с дерзновением и верой в силу Божию выходит из лодки навстречу Учителю, столь же чудесным образом шествуя по воде. Но внезапный страх перед разбушевавшейся стихией охватывает его, порождая сомнение, и в тот же момент Петр начинает тонуть. Это евангельское повествование, пожалуй, наиболее убедительно свидетельствует, что вера есть непременное условие участия человека в тайне чудесного явления. Почему же вера так необходима для того, чтобы чудо совершилось? Ведь Всемогущий Бог, будучи Создателем Вселенной и ее законов, способен чудотворить и помимо нашей веры и нашего участия. И действительно, нередко чудо Господне совершается просто во свидетельство любви Божией к человеку.
Вспомним евангельское повествование об умножении хлебов, когда Господь, сжалившись над людьми, которые, оставшись без пищи и находясь вдали от населенных пунктов, не имели возможности снискать себе пропитание, пятью хлебами чудесно накормил пять тысяч народу. Это чудо благодеяния Божия было совершено Спасителем исключительно из любви и сострадания к людям. Все это так. Однако чудо есть прежде всего Богооткровение, это — реальное обнаружение присутствия Бога в мире, в истории, в данном событии; и совершается оно всегда с конкретной целью: привести человека к Богу, открыть его сердце для принятия Божественного научения, укрепить веру. Таким образом, чудотворение есть нечто прямо противоположное искусству фокусника и иллюзиониста, озабоченных лишь тем, чтобы поразить человеческое воображение, возбудив в зрителях, покоренных ловкостью и искусством исполнителя, восторг и энтузиазм.
Итак, человеческая вера есть одно из непременных условий действенности и спасительности чудесного явления. Если же такой живой веры нет, то окаменелое сердце всегда отыщет хоть малейший повод усомниться в истинности чуда, цинично отвергнув его очевидность и неопровержимость как хитроумный фокус или намеренный обман. Собравшиеся на месте казни Спасителя иудеи кричали: «Христос, Царь Израилев, пусть сойдет теперь с креста, чтобы мы видели, и уверуем» (Мк. 15. 32).
Но если представить на мгновение, что Спаситель совершил это чудо и сошел со Креста во уверение толпы, можно не сомневаться, что люди с незрячими сердцами расценили бы это как успешную мистификацию либо как обман зрения, некое странное видение. В лучшем случае глумившиеся над Господом перепугались бы, но все равно не поверили, равно как не верили прежде в другие чудеса Спасителя. Точно так же вовсе не чуда Божия ожидали первосвященники и фарисеи, пришедшие после положения Иисуса во гроб просить у Пилата стражников для охраны погребальной пещеры Распятого: «Итак прикажи охранять гроб до третьего дня, чтобы ученики Его, придя ночью, не украли Его и не сказали народу: воскрес из мертвых (Мф. 27. 64).
Но сколь жалко и бессильно выглядит попытка с помощью римских стражников и первосвященнических печатей на камне гроба воспрепятствовать величайшему чуду Воскресения, совершенному по воле Божией ради спасения человеческого рода.
Вспоминается случай, который произошел со мною в студенческие годы. Я ехал в пригородной электричке и разговорился с попутчиком, не утаив при этом, что являюсь воспитанником духовной семинарии. То были трудные для Церкви годы, люди мало знали о Православии, и моего соседа очень удивило, что молодой человек, с виду достаточно современный, принадлежит к этому странному миру верующих. И тогда мой спутник задал глубоко поразивший меня вопрос: «Скажите, пожалуйста, а вы сами-то в Бога верите?» Я ответил: «Как же можно учиться в семинарии и не верить в Бога, тем более что выбранный мною путь служения Церкви с мирской точки зрения не сулит мне ни выгод, ни почета». И тут он сказал: «А вот я не верю в Бога. Если бы сейчас можно было подставить ладони и сказать: «Господи, насыпь мне пригоршню монет» — и они тут же упали бы с неба, вот тогда я непременно поверил бы!» Я не стал разубеждать моего собеседника, но про себя подумал: даже если бы на него сейчас пролился дождь монет, то и тогда, порадовавшись случившемуся, он не увидел бы в том Божиего чуда, подобно тому как удивлялись многие, кто были свидетелями чудес Спасителя, при этом не принимая их в свои сердца и не веря в их истинность.
Человек нередко требует от Бога чуда. А ведь нужно только повнимательнее вглядеться в то, что нас окружает, дабы увидеть Божии чудеса. Разве неисчерпаемо многообразный, премудро устроенный мир с его законами не есть самое чудесное из всего, что мы видим и знаем? А чудо зарождения искры новой жизни как единственно возможного варианта среди миллиардов тупиковых и бесплодных? Или чудо ее таинственного развития? А передача наследственной информации, или многосложное устроение человеческого организма, взаимодействие и взаимосвязь всех его составляющих, или строение человеческого глаза и иных органов — разве не чудо все это? Однако мы слишком привыкли относиться к окружающему нас миру и к самим себе как к явлениям совершенно естественным, не чувствуя незримого, но постоянного присутствия Божия в мире и не узнавая чудес, которыми окружил нас Творец.
Будучи проявлением Божественного всемогущества, чудо преображает внутреннюю жизнь, обновляет сердечные чувства, укрепляет духовную силу человека. Однако без внутренней открытости, без отзывчивой готовности поверить в чудесное явление не произойдет у нас в душе и сознании того, что является целью, ради которой чудо творится Богом, — удостоверения и умножения веры и упования. Но это совсем не значит, что вера непременно должна зависеть от чуда, иметь его своим необходимым условием. Искушая Христа в пустыне, диавол соблазнял Иисуса камни преобразовать в хлебы, и Господь отказался. Вторично диавол искушал Христа броситься на землю с высоты храма и явить чудесное спасение, но вновь получил отказ.
Почему же Господь отвергает эти возможности раз и навсегда уверить людей в том, что Он истинно Сын Божий? Да потому, что сугубо внешнее воздействие на сознание и воображение человека всегда связано с принуждением, нарушающим Богоданную свободу личности. Во всяком чудесном явлении Господь оставляет человеку возможность свободного приятия или неприятия чуда, ибо свободное самоопределение личности в ее отношении к Богу имеет величайшую ценность в Его очах.
Совершаются ли чудеса сегодня? Да, они совершаются, однако нужна осторожность в утверждении, является ли то или иное событие чудом. Легковерие, обман и самообман могут нанести подчас большой вред. Некоторые явления, которые люди склонны почитать чудесными, таковыми вовсе не являются, а невозможность их объяснения нередко обусловливается отсутствием у человечества необходимых для этого знаний.
Понимание истинного чуда как сверхъестественного события, свидетельствующего о силе Божией, укрепляющей веру человека, способно помочь каждому, кто вдумчиво, шаг за шагом анализирует свою жизнь, обнаружить в ней следы Божия присутствия.