Притчи Спасителя


В течение трех с половиной лет Господь наш Иисус Христос учил людей тайнам Царства Божия, обличал лицемерие книжников и фарисеев, совершал многие чудеса и являл знамения, дабы укрепить в вере Своих последователей.
Евангелие повествует, что в начале Своего служения Господь Сам избрал двенадцать ближайших учеников, узкий круг Своих друзей. Они были первыми, кто внимал Его удивительному слову. С ними Он делил тяготы длительных переходов из Галилеи в Иудею, в их обществе уединялся для сокровенных бесед. Затем, когда увеличилось число последователей, Он призвал еще семьдесят избранных учеников, которые были не так близки к Нему, как первые двенадцать, но тоже составляли постоянный круг Его последователей.
Однако к Господу тянулось и великое множество простого народа, привлеченного совершаемыми Им чудесами, необычностью учения и удивительной притягательностью Его образа. Сравнивая слово Спасителя, обращенное к ученикам, с проповедью для всего народа, нельзя не отметить некоторых отличий. Раскрывая перед апостолами Свое учение, Спаситель говорил о тайне Триединого Бога, о будущем мира, о Своей собственной судьбе, предсказывая страдания, Крестную смерть и Воскресение. Иногда речи Его представлялись им столь непостижимыми, что ученики, недоумевая, просили у Господа разъяснений. И Спаситель, по мере их готовности вместить Его слово, раскрывал тайны Царства Божия, приуготовляя апостолов к проповеди Евангелия.
Слово, обращенное к народу, было иным, и прежде всего по своей форме. Народ Господь поучает притчами, хотя нередко обращал притчи и к ученикам. Притча есть иносказание, образ, некая загадка, которую нужно разгадать. Почему же Господь обращался к народу в притчах?
Спасителя слушали разные люди, отличавшиеся своими взглядами на жизнь, убеждениями, образованием и, что особенно важно, неодинаковой способностью усвоить Его высокое учение. Наиболее подходящей формой повествования для них была притча. Поскольку в притче присутствует элемент загадки, то для уяснения ее смысла требуется ответное творческое напряжение. Притча не оставляет человека безразличным. Она пробуждает интерес, требует усилий и готовности постигнуть смысл сказанного. Дети любят разгадывать загадки, а основную массу слушателей Спасителя составляли люди, бывшие в духовном смысле детьми,нуждавшимися в молоке, а не в твердой пище, как образно впоследствии об этом скажет апостол Павел (1 Кор. 3. 1–2).
Кроме того, следует помнить, что в поучениях Господа было много горькой правды об обществе, о власть имущих, о человеке вообще. И, обращая к людям Свое грозное обличительное слово, Он облекает его в форму притчи, чтобы не возбуждать преждевременного негодования. Только накануне Крестных страданий обличающее Слово Спасителя становится адресным, грозным и предельно ясным. И страсти уязвленных Иисусом вырываются наружу в неистовой злобе, в яростном преследовании Господа, приведшем к Его аресту и казни.
А теперь вчитаемся в те евангельские притчи, которые повествуют нам о Царствии Божием:
«Выйдя же в день тот из дома, Иисус сел у моря. И собралось к Нему множество народа, так что Он вошел в лодку и сел; а весь народ стоял на берегу. И поучал их много притчами, говоря: вот, вышел сеятель сеять; и когда он сеял, иное упало при дороге, и налетели птицы и поклевали то; иное упало на места каменистые, где немного было земли, и скоро взошло, потому что земля была неглубока. Когда же взошло солнце, увяло, и, как не имело корня, засохло; иное упало в терние, и выросло терние и заглушило его; иное упало на добрую землю и принесло плод: одно во сто крат, а другое в шестьдесят, иное же в тридцать. Кто имеет уши слышать, да слышит!
И, приступив, ученики сказали Ему: для чего притчами говоришь им? Он сказал им в ответ: для того, что вам дано знать тайны Царствия Небесного, а им не дано... потому говорю им притчами, что они видя не видят, и слыша не слышат, и не разумеют, и сбывается над ними пророчество Исаии, которое говорит: слухом услышите — и не уразумеете, и глазами смотреть будете — и не увидите, ибо огрубело сердце людей сих и ушами с трудом слышат, и глаза свои сомкнули, да не увидят глазами и не услышат ушами, и не уразумеют сердцем, и да не обратятся, чтобы Я исцелил их» (Мф. 13. 1–11, 13–15).
Размышляя ранее о необходимых условиях восприятия человеком религиозных истин, мы подчеркивали важность нравственного состояния личности, и приведенные евангельские слова хорошо это иллюстрируют: можно видеть чудесные явления собственными глазами, слышать Божественные глаголы своими ушами — и не постигать их.
Обращаясь к апостолам, Господь изъясняет смысл вышеприведенной притчи:
«Вы же выслушайте значение притчи о сеятеле: ко всякому, слушающему слово о Царствии и неразумеющему, приходит лукавый и похищает посеянное в сердце его — вот кого означает посеянное при дороге. А посеянное на каменистых местах означает того, кто слышит слово и тотчас с радостью принимает его; но не имеет в себе корня и непостоянен: когда настанет скорбь или гонение за слово, тотчас соблазняется. А посеянное в тернии означает того, кто слышит слово, но забота века сего и обольщение богатства заглушает слово и оно бывает бесплодно. Посеянное же на доброй земле означает слышащего слово и разумеющего, который и бывает плодоносен, так что иной приносит плод во сто крат, иной в шестьдесят, а иной в тридцать» (Мф. 13. 18–23).
Далее Спаситель продолжает в притче рассказывать народу о Царствии Божием:
«Еще подобно Царство Небесное сокровищу, скрытому на поле, которое, найдя, человек утаил, и от радости о нем идет и продает все, что имеет, и покупает поле то.
Еще подобно Царство Небесное купцу, ищущему хороших жемчужин, который, найдя одну драгоценную жемчужину, пошел и продал все, что имел, и купил ее.
Еще подобно Царство Небесное неводу, закинутому в море и захватившему рыб всякого рода, который, когда наполнился, вытащили на берег и, сев, хорошее собрали в сосуды, а худое выбросили вон.
Так будет при кончине века: изыдут Ангелы, и отделят злых из среды праведных, и ввергнут их в печь огненную: там будет плач и скрежет зубов. И спросил их Иисус: поняли ли вы все это? Они говорят Ему: так, Господи!» (Мф. 13. 44–51).
«Все сие Иисус говорил народу притчами, и без притчи не говорил им, да сбудется реченное через пророка, который говорит: отверзу в притчах уста Мои; изреку сокровенное от создания мира (Мф. 13. 34–35).
Слушая или читая эти мудрые евангельские притчи, поражаешься удивительной точности, простоте и красоте образов, которые избирает Иисус для выражения той истины, которую намеревается открыть. Ведь среди последователей Спасителя были и торговцы, и рыбаки, и хлебопашцы. Прибегая в притчах к понятиям и образам, которые были близки опыту их жизни, Господь в предельно доходчивой форме открывает каждому человеку тайну Царствия Божия.
Точно так же и сегодня Божественная притча помогает понять и принять Слово Господа людям разного возраста и положения, образования и культуры, с тем чтобы это Слово, проникая в сокровенные глубины сердца, преобразовывало их внутреннюю жизнь, придавая ей подлинную глубину и вечное содержание.