Чудо насыщения пяти тысяч


Мы уже говорили о том, что только внимательно сопоставляя все части Четвероевангелия, объединяя в единую смысловую цепочку их отдельные фрагменты, можно выстроить последовательную хронологическую линию.
Из такого сравнительного анализа евангельских текстов становится ясно, что на третью Пасху Своего общественного служения Господь не пошел в Иерусалим. Над Ним, несомненно, уже сгущались тучи, но еще не наступил час Его страданий и смерти, еще многое Он должен был сказать людям, а в Иерусалиме Спаситель неизбежно столкнулся бы лицом к лицу с теми, к кому обращено было Его обличительное слово, кто стремился погубить Его и таким способом остановить Его служение.
Время еще не пришло, и Господу предстояло много трудиться, стучась в сердца человеческие и свидетельствуя о приблизившемся Царстве Небесном. Времена и сроки Его земного бытия не исполнились, ибо Он не все еще успел открыть людям.
Итак, третью Пасху Господь проводит в Галилее. Проповедь Спасителя в этот период отличается особенно богатым содержанием, Его чудные деяния во время этого празднования Пасхи обретают сугубый смысл, некий завершающий оттенок. Вот отрывок из Евангелия, повествующий о событиях, произошедших тогда в Галилее:
«После сего пошел Иисус на ту сторону моря Галилейского, в окрестности Тивериады. За Ним последовало множество народа, потому что видели чудеса, которые Он творил над больными. Иисус взошел на гору и там сидел с учениками Своими. Приближалась же Пасха, праздник Иудейский. Иисус, возведя очи и увидев, что множество народа идет к Нему, говорит Филиппу: где нам купить хлебов, чтобы их накормить? Говорил же это, испытывая его; ибо Сам знал, что хотел сделать. Филипп отвечал Ему: им на двести динариев не довольно будет хлеба, чтобы каждому из них досталось хотя понемногу. Один из учеников его, Андрей, брат Симона Петра, говорит Ему: здесь есть у одного мальчика пять хлебов ячменных и две рыбки; но что это для такого множества? Иисус сказал: велите им возлечь. Было же на том месте много травы. Итак, возглегло людей числом около пяти тысяч.
Иисус, взяв хлебы и воздав благодарение, роздал ученикам, а ученики возлежавшим, также и рыбы, сколько кто хотел. И когда насытились, то сказал ученикам Своим: соберите оставшиеся куски, чтобы ничего не пропало. И собрали, и наполнили двенадцать коробов кусками от пяти ячменных хлебов, оставшимися у тех, которые ели.
Тогда люди, видевшие чудо, сотворенное Иисусом, сказали: это истинно тот Пророк, Которому должно придти в мир. Иисус же, узнав, что хотят придти, нечаянно взять Его и сделать царем, опять удалился на гору один» (Ин. 6. 1–15).
Критическое отношение к чуду формируется в сознании людей потому, что чудесное явление как бы выпадает из их повседневного опыта, противоречит логике жизни и так называемому здравому смыслу. Многие, наверное, так и реагируют на вышеприведенный текст. Ранее мы уже говорили, что Господь Всемогущий есть Творец не только Вселенной, но и законов, регулирующих ее бытие, что Бог первичен, а Вселенная и законы природы вторичны. Осознание этой зависимости позволяет нам иначе взглянуть на чудо. Бог способен Своею силой преодолеть, изменить или приостановить действие законов физического мира. В чуде умножения хлебов Господь являет Свою милость к тем, кто был немощен, Он сжалился над людьми, которые пошли за Ним в пустынное место и, оказавшись без пищи, испытывали голод.
А что же народ? Насытившись столь чудесным образом, люди поняли, что Тот, Кто накормил их, обладает особыми, сверхчеловеческими возможностями. Чего стоит по сравнению с Ним Ирод, царь Галилейский, способный властвовать, лишь опираясь на римские легионы! Вот Кто принесет освобождение своему народу. Ведь Он сумел насытить всех нас, значит, все зависит только от Его воли и желания. И следует очень естественная реакция: люди хотят провозгласить Иисуса царем.
Казалось бы, существовала другая весьма веская причина звать Иисуса на царство. Господь раскрывал перед Своими слушателями истины столь глубокие, столь насущные для достижения полноты человеческой жизни, что народ должен был бы в едином порыве воскликнуть: «Вот наш долгожданный Учитель, пойдем за Ним, куда Он скажет!» Но нет. Только после того, как люди насытились, удовлетворив наиболее острую на данный момент физическую потребность, они из потребительских побуждений решают объявить своим царем именно Его.
Здесь мы сталкиваемся, выражаясь современным языком, с психологией электората. От времен древней Галилеи обратимся ко дню нынешнему. Невозможно перечислить все проблемы, которые стоят перед нашим народом в этот трудный период отечественной истории. Однако можно почти безошибочно предсказать, что многие люди пойдут именно за теми лидерами, которые пообещают сытнее и красивее обустроить их повседневную жизнь.
С горечью приходится констатировать, что большинство из нас очень мало интересуется духовным миром нашего избранника в органы власти: является ли он нравственной личностью, верует ли в Бога, каков с близкими и дальними, какое понимание будущего для своего Отечества и народа он имеет. А вот что он скажет о нашей зарплате, накормит ли он нас, да хоть просто пообещает накормить — это важно.
В разрушенной революционной катастрофой и Гражданской войной России ХХ века один из героев нашего выдающегося соотечественника, писателя Андрея Платонова, с горечью говорит: «Если не можешь сделать людей счастливыми, то хотя бы дай им хлеба».
Однако не больше ли истины и милосердия к человеку в других словах — тех, что Господь носил в Своем сердце, пребывая в сорокадневном посте в пустыне: «Не одним хлебом живет человек, но всяким [словом], исходящим из уст Господа, живет человек» (Втор. 8. 3). И о чем, как не об этом, свидетельствует великий и трагический опыт христианского мученичества и исповедничества в России прошлого столетия. Но вместе с тем поистине удивительно, как мало изменились в массе своей люди за два тысячелетия, прошедших с евангельских времен. Ибо у современного человека почти та же психология, что и у жителей древней Галилеи, которые решили избрать Господа царем только потому, что Он их насытил.
И Господь удаляется от них в уединенное место. Подобно тому, как некогда Иисус отверг искушение от диавола, предлагавшего Ему владычество над миром, так и ныне не принял Он желания народа провозгласить Его царем. Ибо Царство Его не от мира сего; так самые, казалось бы, неоспоримые ценности этого мира тускнеют и меркнут в лучах Божественной правды, превращаясь в золу бесплодных надежд.
Чудесно насытив на берегу Тивериадского озера пятью хлебами пять тысяч человек, Господь уединяется для молитвы, а своих учеников посылает на другой берег Галилейского моря, в район города Геннисарета. Когда лодка с учениками достигла почти середины моря, сквозь разыгравшуюся бурю апостолы увидели приближающегося к ним Иисуса, идущего по воде. Апостол Петр, движимый любовью к Учителю и веруя в Его спасительную силу, устремляется навстречу ко Христу, ступает на поверхность вод, делает первые шаги, но вдруг пугается водной бездны и, усомнившись во всесилии Господнем, начинает тонуть...
Прибыв в землю Геннисаретскую, Господь совершает многие исцеления, о чем свидетельствует евангелист Матфей:
«И, переправившись, прибыли в землю Геннисаретскую. Жители того места, узнав Его, послали во всю окрестность ту и принесли к Нему всех больных, и просили Его, чтобы только прикоснуться к краю одежды Его; и которые прикасались, исцелялись» (Мф. 14. 34–36).