Окончание общественного служения Иисуса Христа в Галилее


Возвращаясь из Сирофиникии, Спаситель вновь направляет свои стопы к южному берегу Галилейского озера, проходя через пределы Десятиградия — одной из северных провинций Палестины. Здесь происходят два важных события, первое из которых — исцеление глухонемого. Евангелист Марк свидетельствует об этом так:
«Выйдя из пределов Тирских и Сидонских, Иисус опять пошел к морю Галилейскому через пределы Десятиградия. Привели к Нему глухого косноязычного и просили Его возложить на него руку. Иисус, отведя его в сторону от народа, вложил персты Свои в уши ему и, плюнув, коснулся языка его; и, воззрев на небо, вздохнул и сказал ему: «еффафа», то есть: отверзись. И тотчас отверзся у него слух и разрешились узы его языка, и стал говорить чисто. И повелел им не сказывать никому. Но сколько Он ни запрещал им, они еще более разглашали. И чрезвычайно дивились, и говорили: все хорошо делает, — и глухих делает слышащими, и немых — говорящими» (Мк. 7. 31–37).
Обратим внимание на ту тщательность, с которой описывается эта история. В таких подробностях увидеть, а тем более письменно отразить случившееся мог только непосредственный свидетель и очевидец глубоко поразившего его чудесного события. Точность описания косвенным образом можно подтвердить еще одним наблюдением. Известно, что свое Евангелие апостол Марк писал на греческом языке. Однако, повествуя об этом эпизоде, рассказчик в греческом тексте намеренно употребляет арамейское слово «еффафа» («отверзись»), имея целью сохранить во всей полноте и донести до читателя произнесенное Спасителем исцеляющее слово.
Кстати, аналогичным образом поступает Марк и тогда, когда рассказывает о воскрешении Христом дочери Иаира (Мк. 5. 41). Евангелист Матфей и сам Марк, свидетельствуя о последних мгновениях жизни Спасителя (Мф. 27. 46. Мк. 15. 34), также нарочито используют арамейские слова. Эти и иные примеры того же рода говорят о том, насколько скрупулезно авторы евангельских повествований относились к описанию событий, связанных с жизнью Христа Спасителя, стремясь буквально, с максимальной достоверностью донести до современников и потомков Его подлинные слова. Ибо Иисус говорил на арамейском языке. Арамеей называлась та часть Палестины, которая занимала пространство от моря Галилейского до территории современного Ирака. Жившие здесь семитские племена изъяснялись на одном из диалектов тогдашнего еврейского языка, который известен в науке как арамейский язык.
На самом южном берегу Галилейского озера произошло еще одно из удивительных чудес Иисуса Христа, к тому же совершенное Им на глазах многотысячной толпы. После исцеления глухого и косноязычного человека Господь вновь насыщает людей хлебами — на сей раз четыре тысячи человек семью хлебами и несколькими рыбами. Об этом чудесном событии, которое, как и предыдущее насыщение пятью хлебами пяти тысяч человек, поразило всех, кто был тому свидетелем, мы находим рассказ у евангелистов Матфея и Марка.
После совершения чуда умножения хлебов Господь на лодке пересекает Геннисаретское озеро и вступает в пределы Магдалинские, как об этом говорит евангелист Матфей (глава 15), или, по свидетельству Евангелия от Марка (глава 8), — в пределы Далмануфские. В обоих случаях речь идет об одном и том же месте — районе близ города Магдалы. Именно здесь происходит встреча Спасителя с книжниками, фарисеями и саддукеями, представлявшими духовные власти народа израильского того времени. Они проделали долгий путь из Иерусалима в Галилею не случайно. Ведь Спаситель не пришел на третью Пасху во Святой град, а им необходимо было знать, чем Он занят и чему учит людей. Они присоединяются к тем, кто постоянно спутешествует Спасителю, и сразу же между Иисусом и иудейскими законниками возникает напряжение.
Вот как пишет об этом евангелист Матфей:
«И приступили фарисеи и саддукеи и, искушая Его, просили показать им знамение с неба. Он же сказал им в ответ: вечером вы говорите: будет вёдро, потому что небо красно; и поутру: «егодня ненастье, потому что небо багрово. Лицемеры! различать лице неба вы умеете, а знамений времен не можете. Род лукавый и прелюбодейный знамения ищет, и знамение не дастся ему…» (Мф 16. 1–4).
Мы говорили о фарисеях как представителях особой еврейской общественно-религиозной партии.
Саддукеи, соперники фарисеев, также представляли общественно-религиозную партию и были людьми весьма влиятельными в тогдашнем иудейском обществе. Многие из них являлись негласными вождями, или, как сказали бы сегодня, неформальными лидерами своего народа.
Саддукеи были сторонниками рационалистического направления в тогдашнем иудаизме, и особенностью их учения было отрицание загробной жизни, воскресения мертвых, существования ангелов и демонов, Промысла Божия.
Кроме этих двух влиятельных религиозно-политических течений, в Израиле времен Иисуса существовало духовное полумонашеское сообщество ессеев, резко отличавшееся своими идеалами и образом жизни и от фарисеев, и от саддукеев.
Однако, несмотря на определенные разногласия между фарисеями и саддукеями, они были едины в своем неприятии проповеди Христа Спасителя и совместно стремились обвинить Его в отступлении от отеческих преданий, в нарушении заповедей Божиих, а также законов и обычаев своего народа.
Обратим внимание: чего требуют фарисеи и саддукеи от Спасителя в уверение того, что Он осуществляет особую миссию и чем лукаво испытывают Его? В качестве доказательства они «просили показать им знамение с неба». Как это перекликается с искушением Спасителя от диавола в пустыне!
Знаменательно, что саддукеи и фарисеи ищут знамения от Господа, будучи осведомлены о множестве ранее совершенных и ныне творимых Им чудес, которыми постоянно сопровождалась Его проповедь. Следовательно, не чуда они ожидают. Ведь чудо есть проявление любви Божией и всегда предполагает устремленную ко Господу веру и открытость человеческого сердца. Ни того, ни другого не было у вопрошавших Спасителя. И Он отказывает соблазняющим Его и не совершает чудес для тех, кого почитал лицемерными и лживыми пастырями народа. Более того, Господь предостерегает Своих ближайших последователей от опасности духа лукавства и ханжества. Евангелист Матфей пишет:
«Переправившись на другую сторону, ученики Его забыли взять хлебов. Иисус сказал им: смотрите, берегитесь закваски фарисейской и саддукейской. Они же помышляли в себе и говорили: это значит, что хлебов мы не взяли. Уразумев то, Иисус сказал им: что помышляете в себе, маловерные, что хлебов не взяли? Еще ли не понимаете и не помните о пяти хлебах на пять тысяч человек, и сколько коробов вы набрали? ни о семи хлебах на четыре тысячи, и сколько корзин вы набрали? как не разумеете, что не о хлебе сказал Я вам: берегитесь закваски фарисейской и саддукейской? Тогда они поняли, что Он говорил им беречься не закваски хлебной, но учения фарисейского и саддукейского» (Мф. 16. 5–12).
Позже Господь посещает город Вифсаиду на восточном берегу озера Геннисаретского, где исцеляет слепого, и затем направляется в город Кесарию Филиппову, который являлся столицей Северной Палестины. Здесь Господь, обращаясь к ученикам, спрашивает:
«За кого люди почитают Меня, Сына Человеческого? Они сказали: одни за Иоанна Крестителя, другие за Илию, а иные за Иеремию, или за одного из пророков. Он говорит им: а вы за кого почитаете Меня? Симон же Петр, отвечая, сказал: Ты — Христос, Сын Бога Живаго» (Мф. 16. 13–16).
Это один из кульминационных моментов в евангельском повествовании: Петр, один из ближайших учеников, как бы от имени всех свидетельствует, что Иисус из Назарета не просто сын плотника и не просто один из учителей, мудрых и прекрасных, но истинный Сын Божий, Мессия, Избавитель рода человеческого. И в ответ на это исповедание веры Господь произносит очень важные слова.
«Тогда Иисус сказал ему в ответ: блажен ты, Симон, сын Ионин, потому что не плоть и кровь открыли тебе это, но Отец Мой, сущий на небесах. И Я говорю тебе: ты — Петр, и на сем камне Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее» (Мф. 16. 17–18).
Здесь впервые Господь открывает, что на камне веры Он создаст особую общность людей, объединенных любовью и единым исповеданием Его как Сына Божия, именуемую Церковью.
Что же такое Церковь? В греческом языке существуют два соответствующих слова, которые переводятся на русский язык единым словом «церковь». Первое — «кириакон», что дословно означает «Дом Господень». К нему восходят славянско-русское слово «церковь», немецкое «кирхе», английское «чёрч», скандинавское «кирко». Но в Ветхом Завете встречается также слово «экклесия», что означает «законное собрание». От этого греческого слова произошли латинское «экклезия», французское «эглиз», итальянское «кьезе». Таким образом, оба греческих слова: «кириакон» и «экклесия», — описывают одно и то же понятие.
Именно это понятие использует Господь для определения той общности людей, которая созидается на основе исповедания, провозглашенного апостолом Петром. И первыми членами этой будущей вселенской общины станут ближайшие ученики и апостолы Христовы.