Иисус Христос в Заиорданской области. Учение о загробной жизни


После праздника Обновления храма Господь покидает Иудею и уходит за Иордан. Здесь, в Заиорданской области, Он проведет три месяца перед Пасхой, чтобы затем в последний раз вернуться в Иерусалим. Евангелист Лука подробно, в шести главах (с 13-й по 18-ю), описывает пребывание Иисуса Христа в Заиорданье. Этот завершающий период жизни Спасителя особенно значителен. Господь неустанно проповедует, раскрывая смысл Своего учения, во множестве совершает великие и славные дела. Одна из притч занимает особое место в евангельском повествовании. Это притча о богатом и Лазаре:
«Некоторый человек был богат, одевался в порфиру и виссон и каждый день пиршествовал блистательно. Был также некоторый нищий, именем Лазарь, который лежал у ворот его в струпьях, и желал напитаться крошками, падающими со стола богача, и псы, приходя, лизали струпья его. Умер нищий и отнесен был Ангелами на лоно Авраамово. Умер и богач, и похоронили его. И в аде, будучи в муках, он поднял глаза свои, увидел вдали Авраама и Лазаря на лоне его и, возопив, сказал: отче Аврааме! умилосердись надо мною и пошли Лазаря, чтобы омочил конец перста своего в воде и прохладил язык мой, ибо я мучаюсь в пламени сем. Но Авраам сказал: чадо! вспомни, что ты получил уже доброе твое в жизни твоей, а Лазарь — злое; ныне же он здесь утешается, а ты страдаешь; и сверх всего того между нами и вами утверждена великая пропасть, так что хотящие перейти отсюда к вам не могут, также и оттуда к нам не переходят. Тогда сказал он: так прошу тебя, отче, пошли его в дом отца моего, ибо у меня пять братьев; пусть он засвидетельствует им, чтобы и они не пришли в это место мучения. Авраам сказал ему: у них есть Моисей и пророки; пусть слушают их. Он же сказал: нет, отче Аврааме, но если кто из мертвых придет к ним, покаются. Тогда Авраам сказал ему: если Моисея и пророков не слушают, то, если бы кто и из мертвых воскрес, не поверят (Лк. 16. 19–31).
Язык Библии отличается особой образностью. В рамках наших земных понятий невозможно отобразить реалии потустороннего мира. И потому часто используемые в Священном Писании метафора, иносказание и притча являются наиболее подходящей формой повествования о духовных реальностях, находящихся за пределами чувственного опыта человека. Притча о богатом и Лазаре носит совершенно особый характер, ибо в ней приоткрывается тайна загробного существования и излагаются чрезвычайно важные для нашего спасения религиозные истины.
Первая из них состоит в том, что с прекращением физического существования человека, с его смертью не прерывается жизнь его самосознающей и уникальной личности, не уходит в небытие его индивидуальная духовная природа. Ибо есть некая сверхчувственная реальность, таинственная и непостижимая для ума, принимающая в свое лоно человека после его смерти.
Другая истина заключается в том, что эта нездешняя реальность дифференцирована, неоднородна. Она состоит как бы из двух миров: из мира добра, именуемого раем, и из мира зла, известного нам под именем ада. После физической смерти человеческая личность наследует либо тот, либо другой мир, в строгом соответствии с состоянием души каждого из нас. В обретении нами посмертной участи не может быть несправедливости, лицемерия или обмана: «Ты взвешен на весах», по слову пророка (Дан. 5. 27), и добрая душа вознаграждается переходом в соприродный ей мир благодати и света, а злая душа находит посмертное воздаяние в присоединении к погибельному миру зла.
Из притчи мы узнаем также, что эти миры не пребывают в полной изоляции друг от друга, они как бы видимы один другому, но взаимно непроницаемы. Нельзя из одного мира перейти в другой, хотя существует возможность его созерцать. Некое подобие этого можно усмотреть в нашей земной жизни: человек, находящийся в заключении, пребывает в мире несвободы, который не в состоянии покинуть по собственной воле, но из своей темницы узник может созерцать мир свободных людей, недоступный ему.
Пребывание в мире зла сопряжено с великими страданиями. Для того чтобы передать ощущение их мучительности, Спаситель прибегает к очень яркому и сильному образу огня. Богач из притчи, попаляемый огненным жаром, испытывает мучение от жажды. Он просит о том, чтобы Лазарь облегчил его мытарства и, омочив персты свои в воде, принес ему немного влаги и прохлады. Это, конечно, образ, символ, метафора, помогающие раскрытию очень важной духовной истины: за границами земного физического мира, в вечности инобытия, грешный человек будет пребывать в страдании, образом которого является гееннский огонь. В нашей обыденной жизни для выражения высокой степени тех или иных переживаний мы нередко прибегаем к метафорам, содержащим образ огня: «сгореть со стыда», «сгорать от нетерпения», «пламя страсти», «огонь желания». Поразительно, что огонь из притчи Господней о загробном мире и огонь «страстей и похотей» мира сего обнаруживают несомненное родство.
Нередко случается, что потребности и желания человека не могут быть реализованы в его жизни, и тогда возникают внутренний конфликт, разлад, противоречие с самим собой, который психологи называют фрустрацией. Вследствие этого возрастает отрицательное напряжение внутренней жизни человека, что, в свою очередь, может привести к столкновению между личностью и миром, объективно препятствующим ее самореализации. Величайшая драма посмертного воздаяния заключается в том, что, в отличие от земной жизни, в загробном мире подобное напряжение никогда и ничем не может разрешиться, составляя существо неизбывных мучений грешной души.
Тот или иной из двух загробных миров, а именно мир добра или мир зла, как уже говорилось, наследуется человеком соответственно его духовному состоянию. В притче о богаче и Лазаре как раз и выражено мучительное состояние души, лицезреющей прекрасный мир добра, но еще при жизни обрекшей себя на мучительное прозябание в мрачном мире зла.
В перспективе вечной жизни нет места несправедливости и неправде, омрачавших земной путь человека. Это здесь, в нашей временной жизни, можно было обмануть, ввести в заблуждение, представить дела и события так или иначе. Не редкость ситуация, когда некий человек, будучи по сути своей грешным, злым и нечестным, пользуется расположением доверчивых и добрых людей, лицемерно представляя себя не тем, чем он являлся на самом деле. И порой требуются годы для того, чтобы обман наконец рассеялся и сделался очевидным. Мир иной, ожидающий всех нас, не знает подобного: человек недобрый и грешный наследует в вечности то, что соответствует подлинному состоянию его души. Он отходит в обиталища зла с их огнем попаляющим и неизбывным мучительным страданием, а добросердечный и незлобивый человек наследует райские обители, перенося благодать своей души в вечность и становясь соучастником бессмертной жизни на лоне Авраамовом.
Не случайна в притче Господней и персонификация двух типов личности, двух разновидностей жизненного пути и двух вариантов загробного воздаяния в образах богача и нищего. Почему именно так? Ведь богатство само по себе не является грехом, и Господь не осуждает богача за то, что тот богат, ибо наличие или отсутствие у человека денег в нравственном отношении нейтрально. Но в Евангельском повествовании четко прослеживается утверждение некой внутренней связи между наличием богатства и возможностью погибели души. Вспомним: «Как трудно имеющим богатство войти в Царствие Божие! Ибо удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царствие Божие» (Лк. 18. 24–25).
Почему же богатства земные выступают препятствием для наследования сокровищ Небесных? Да потому, что богатство сопряжено с обилием соблазнов. В самом деле, состоятельный человек может позволить себе если не все, то уж наверняка очень многое из того, что он желает. Но желания человека часто диктуются не только его потребностями в необходимом и достаточном, но также его инстинктами и страстями, сдерживать и контролировать которые чрезвычайно трудно. И если богатый человек уступает власти инстинктов и страстей, то в его жизни не остается никаких внешних сдерживающих факторов. Нужно быть очень сильной и волевой личностью, духовно закаленным человеком, чтобы, будучи богатым, избежать соблазнов богатства. Напротив, человек бедный объективно оказывается поставлен в условия, при которых он нередко попросту не имеет возможностей потакать своим страстям и соблазнам. Эта стесненность внешними обстоятельствами в определенной мере оберегает человека от греха, хотя, конечно, не может быть гарантом его спасения.
«Прошу тебя, отче, пошли его в дом отца моего, — говорит несчастный богач о счастливом нищем, обращаясь к Аврааму, — ибо у меня пять братьев; пусть он засвидетельствует им, чтобы и они не пришли в это место мучения. И отвечает ему Авраам: если Моисея и пророков не слушают, то, если бы кто и из мертвых воскрес, не поверят (Лк. 16. 27–28, 31).
Какая великая правда заключена в этих простых словах! Действительно, люди, обезумевшие от мнимого всесилия богатства, имеющие главной целью жизни стяжание сокровищ земных, всех мыслимых и немыслимых материальных благ во имя ублажения своих страстей, — эти люди не услышат не только слово Авраама и Моисея, но не поверят и воскресшему покойнику, если тот придет вразумить их.
Поэтому так насущно для нашего спасения слово Божие, донесенное до нас через века святым Евангелием, со страниц которого открывается правда земного бытия в перспективе жизни вечной.