Иисус Христос в Заиорданской области. Притча о богатом юноше


Одно из произнесенных Спасителем поучений было обращено к богатому юноше, который пришел к Спасителю с вопросом о том, что ему надлежит делать, чтобы спастись. Вот замечательный рассказ об этом из Евангелия от Матфея:
«Некто, подойдя, сказал Ему: Учитель благий! что сделать мне доброго, чтобы иметь жизнь вечную? Он же сказал ему: что ты называешь Меня благим? Никто не благ, как только один Бог. Если же хочешь войти в жизнь вечную, соблюди заповеди. Говорит Ему: какие? Иисус же сказал: не убивай; не прелюбодействуй; не кради; не лжесвидетельствуй; почитай отца и мать; и: люби ближнего твоего, как самого себя. Юноша говорит Ему: все это сохранил я от юности моей; чего еще недостает мне? Иисус сказал ему: если хочешь быть совершенным, пойди, продай имение твое и раздай нищим; и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи и следуй за Мною. Услышав слово сие, юноша отошел с печалью, потому что у него было большое имение.
Иисус же сказал ученикам Своим: истинно говорю вам, что трудно богатому войти в Царство Небесное; и еще говорю вам: удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царство Божие. Услышав это, ученики Его весьма изумились и сказали: так кто же может спастись? А Иисус, воззрев, сказал им: человекам это невозможно, Богу же все возможно». (Мф. 19. 16–26).
В этом евангельском повествовании поднимается тема значения богатства для духовной жизни человека. Слова Спасителя, обращенные много веков назад в Заиорданье к богатому юноше, ныне весьма актуальны для многих наших соотечественников, которые в одночасье сделались богатыми. Нередко, ослепленные своими земными сокровищами, эти люди до времени не задают себе тех вопросов, с которыми приступил богатый юноша к Спасителю. Но потребности человеческого духа гораздо выше и настоятельнее, чем ориентация на сверхдолжную материальную обеспеченность нашего существования, так что рано или поздно вечные вопросы: «Для чего я живу?» и «Как мне спастись?» — встают и перед богатыми людьми.
Что же такое материальное богатство по отношению к сфере духовной жизни человека? Является ли оно абсолютным злом или уровень благосостояния нравственно нейтрален, а может быть, напротив, достаток может быть полезен человеку и в его духовной жизни? Ведь богатый юноша, о котором шла речь в цитировавшемся отрывке из Евангелия, был добрым и совестливым человеком. Богатство не заслонило для него религиозной перспективы жизни, и он остался личностью с духовными интересами и запросами. Юноша с детства соблюдал заповеди Божии: не убивал, не прелюбодействовал, не воровал, не лжесвидетельствовал, почитал отца и мать, — так что и состояние его, по-видимому, также было нажито праведным путем. Казалось бы, все гармонично сочетается в этом человеке — и материальная, и духовная стороны его жизни.
Господь действительно увидел в этом юноше хорошего и достойного человека, но Своим Божественным взором Он также прозревал в нем и то, что было сокрыто от глаз и чувств посторонних. И Спаситель одним лишь словом словно совлекает с души юноши некий покров, обнажая самую сердцевину его духовной жизни: «Если хочешь быть совершенным, пойди, продай имение твое и раздай нищим; и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи и следуй за Мною».
И юноша отошел с печалью в сердце.
Видимо, он никогда не ставил перед собою вопроса о том, что означает для него богатство, чем из нынешнего благополучия он готов пожертвовать, а с чем не сможет расстаться. Этот вопрос ставит перед ним Христос. И оказывается, что молодой человек, несмотря на все свои очевидные добродетели, не способен отказаться от богатства даже во имя Самого Бога, даже ради возможности следовать за Спасителем и сопутствовать Ему.
В этом повествовании раскрывается удивительная истина. Даже для добросердечного, порядочного, благочестивого человека наивысшей ценностью часто становится богатство. Не Бог, но богатство. Почему так? Да потому, что богатство само по себе обладает огромной притягательной силой. Оно не только обеспечивает комфорт и легкость существования. Если человек очень богат, если он достигает вершин жизни, то вместе с тем он обретает власть над ближними при полной независимости от них и, что самое опасное, некую иллюзию автономного, не зависящего от воли Божией бытия. И в самом деле, кажется, зачем Бог тому, кого его деньги делают земным владыкой, кто за них без труда получает все, чего ни пожелает, в чьем распоряжении находятся другие люди, кто способен купить положение и влияние, а при известных обстоятельствах даже здоровье и жизнь. Так рождается соблазнительная и по сути своей губительная для человека химера абсолютной свободы.
Сердцевиной же христианской веры, напротив, является поставление Бога в центр существования, смыслом ее — установление и упрочение связи между Богом и человеческой личностью, той связи, что называется религией. Другими словами, религиозный образ жизни характеризуется тем, что живая связь с Богом, надежда на Бога и вера в Бога являются для человека наивысшей ценностью. Тогда как богатство, создающее иллюзию всесилия, независимости и неуязвимости человека, вытесняет Бога из его жизни. Не случайно Господь говорит в другом месте Священного Писания: «Не можете служить Богу и маммоне» (Мф. 6. 24).
Итак, служение Богу несовместимо с привязанностью к богатству. И от того, какая из двух сил возобладает в душе человека, зависит образ его жизни. Иначе говоря, власть богатства способна разрушить религиозный образ жизни, разорвать нить, связующую человека с Богом, угасить надежду на Всевышнего и веру в Него. Поэтому Господь и говорит, что «удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царство Божие».
Здесь необходим комментарий: под «игольными ушами» надо понимать не ушко иголки, через которое продевается нитка, а тесный проход в крепостной стене, окружавшей Иерусалим. В этот проход, достаточно широкий только для пеших путешественников и паломников, въехать на верблюде было решительно невозможно. Следы этих узких ворот сохранились в Иерусалиме доныне. Используемый Спасителем образ «игольных ушей» был абсолютно прозрачен и предметен для Его учеников, и потому они с удивлением и даже с некоторым испугом спрашивают: «Кто же может спастись?» И Господь отвечает: «Невозможное человекам возможно Богу» (Лк. 18. 26–27).
Итак, означает ли ответ Иисуса богатому юноше, что Господь призывает Своих последователей непременно отказываться от собственности и раздавать свое достояние нищим, дабы самим уподобиться им? Нет. В случае с богатым юношей Иисус обращается к нему персонально, отвечая на его вопрос о том, что нужно ему сделать, «чтобы иметь жизнь вечную». И больше нигде в Евангелии нам не встретится требование Спасителя отказаться от богатства в качестве непременного условия следования за Ним. Призыв раздать имение не является жестким и бескомпромиссным настоянием, адресованным ко всем людям, — это необходимое условие лишь для тех, кто ищет духовно-нравственного совершенства. История христианства полна свидетельств такого рода отвержения собственности людьми, взыскующими высшего идеала религиозного подвижничества.
Но как быть тем, кто не имеет этого призвания и, продолжая жить в миру, не собирается расставаться со своим богатством, с принадлежащими им материальными ценностями? Священное Писание дает ответ и этим людям. Господь говорит: «Где сокровище ваше, там будет и сердце ваше» (Мф. 6. 21).
Это удивительные по своей точности и значимости слова. Если материальная сторона существования становится для человека главенствующей, если она превращается в наивысшую ценность и единственное сокровище его жизни, если служение маммоне и стяжание богатства делаются целью и смыслом всех деяний, то такой человек оказывается на пути, ведущем к погибели. Потому что он утрачивает религиозное измерение жизни, и Бог уходит из нее, даже если человек формально себя считается верующим и соблюдает заповеди, как соблюдал их богатый юноша. Ибо таков непреложный нравственный закон, сформулированный Иисусом: «Где сокровище ваше, там будет и сердце ваше».
Однако если у человека хватает духовной зрелости и здравомыслия воспринимать сокровища земные не как абсолютную ценность, но лишь как необходимое условие своего существования и помощи другим людям, то в этом случае богатство не может считаться предосудительным. Ибо не оно является доминантой жизни такого человека, но высшее, прекрасное и спасительное религиозное начало, определяющее духовный строй личности.
Как же узнать, является ли человек господином своего богатства или его рабом? Очень часто единственным критерием, позволяющим составить представление о системе нравственных ценностей богатого человека, остается его способность и готовность к милосердию. Если состоятельный человек не видит необходимости пожертвовать бедным толику от своих доходов, если добро и милосердие не находят места в его сердце, то можно говорить о том, что богатство погубило такого человека, что душа его порабощена маммоне и далека от заботы о Спасении.
Нужно учиться творить дела милосердия, ибо милостыня для богатого — это единственная возможность спастись, не отказываясь от своего богатства, единственное условие «иметь жизнь вечную».
И потому так важно, чтобы богатые люди обрели христианское стремление и способность делиться посланным Богом материальным избытком с теми, кто нуждается в их помощи.