Страстная неделя. Великий четверг


Подошло время ветхозаветной Пасхи, которая отмечается в воспоминание Исхода евреев из Египта. Центральным событием празднования является седер — особая ритуальная трапеза, во время которой вкушают запеченного на углях агнца, пресный хлеб и горькие травы. Бесквасные хлебы, или опресноки, служат у иудеев напоминанием о той спешности, с которой евреи некогда покидали Египет. Горькие травы на пасхальном столе были призваны воскресить воспоминание о жестоких страданиях рабства и жизни в изгнании. За трапезой полагалось испить две чаши вина: одно возлияние совершалось при начале празднования, другое — в конце. Торжество завершалось пением особых псалмов, содержащих благодарение Богу. Благословлял трапезу глава семейства.
В тот год начало Пасхи совпало с пятницей. По обыкновению ритуальную пасхальную трапезу евреи совершали накануне вечером. Последовал этому обычаю и Господь со Своими учениками. Об этом, в частности, повествует евангелист Лука:
«Настал же день опресноков, в который надлежало заколать пасхального агнца, и послал Иисус Петра и Иоанна, сказав: пойдите, приготовьте нам есть пасху. Они же сказали Ему: где велишь нам приготовить? Он сказал им: вот, при входе вашем в город, встретится с вами человек, несущий кувшин воды; последуйте за ним в дом, в который войдет он, и скажите хозяину дома: Учитель говорит тебе: где комната, в которой бы Мне есть пасху с учениками Моими? И он покажет вам горницу большую устланную; там приготовьте. Они пошли, и нашли, как сказал им, и приготовили пасху» (Лк. 22. 7–13).
О пасхальной трапезе Господа с учениками рассказывают все четыре евангелиста. Однако свидетельство Иоанна отличается от синоптических текстов описанием того, что произошло перед трапезой. При начале пасхального застолья Господь, Которому как возглавителю трапезы надлежало благовествовать о событии праздника и произносить благодарение над хлебом и вином, совершил в нарушение традиции то, что обыкновенно делали рабы или слуги: стал умывать ноги сотрапезникам. Когда же Спаситель дошел до Петра, тот в растерянности и смущении духа воскликнул:
«Тебе ли умывать мои ноги?» И отвечал ему Господь: «Что Я делаю, теперь ты не знаешь, а уразумеешь после. Петр говорит Ему: не умоешь ног моих вовек. Иисус отвечал ему: если не умою тебя, не имеешь части со Мною. Симон Петр говорит Ему: Господи! не только ноги мои, но и руки и голову. Иисус говорит ему: омытому нужно только ноги умыть, потому что чист весь; и вы чисты, но не все».
И замечает евангелист Иоанн:
«Ибо знал Он предателя Своего, потому и сказал: не все вы чисты» (Ин. 13. 6–10, 11).
Деяние, которое благоизволил совершить Иисус, исполнено глубокого смысла. Спаситель явил Своим ученикам величайший пример смирения. По словам преподобного Филофея Синайского, «Господь наш Иисус Христос, Бог непостижимый и неизреченный, в продолжение всей Своей жизни по плоти был облечен в смирение». Особенно это проявилось в последние дни Его земной жизни: со смирением вступил Он в Иерусалим, «сидя на молодом осле» (Ин. 12. 15), со смирением воспринял предательство Иуды, со смирением умыл ноги ученикам, со смирением переносил клевету и поругания, со смирением взошел на Крест и умер за грехи людей.
Умыв ноги ученикам, Господь заповедал подражать Ему:
«Когда же умыл им ноги и надел одежду Свою, то, возлегши опять, сказал им: знаете ли, что Я сделал вам? Вы называете Меня Учителем и Господом, и правильно говорите, ибо Я точно то. Итак, если Я, Господь и Учитель, умыл ноги вам, то и вы должны умывать ноги друг другу. Ибо Я дал вам пример, чтобы и вы делали то же, что Я сделал вам» (Ин. 13. 12–15).
Урок смирения, который Господь преподал Своим ученикам, свидетельствует, в частности, о том, что всякий труд во имя и во благо другого человека отмечен благословением Божиим и нравственно оправдан.
В представлении людей, недостаточно сведущих в христианском учении, живет предрассудок о престижных и непрестижных профессиях. Работа в банке или в большой науке, по их мнению, есть дело почтенное, а вот быть уборщицей или дворником непрестижно. Господь, умывший ноги ученикам, показал, что любое деяние, обращенное ко благу ближнего, имеет собственный и несомненный нравственный смысл. Господь явил миру пример смирения, которое есть вовсе не признак слабости, но проявление великой внутренней силы и способности человека сместить свое «эго» с центрального места собственной жизни к ее периферии, уступив главенствующее положение ближнему.
Это также и готовность обуздать свои страсти и инстинкты, стремления и желания во имя другого человека. Как не хватает нам этих качеств, столь необходимых в повседневной жизни! Ведь большинство семейных и общественных конфликтов, которые умножают боль, печаль и страдание людские, возникают и расширяются только потому, что не находится человека, исполненного духа христианской кротости, готового, переступив через себя, сделать первый шаг к примирению.
Происходит на пасхальной трапезе и еще нечто весьма значительное. Евангелист Иоанн повествует об этом так:
«Сказав это, Иисус возмутился духом, и засвидетельствовал, и сказал: истинно, истинно говорю вам, что один из вас предаст Меня. Тогда ученики озирались друг на друга, недоумевая, о ком Он говорит. Один же из учеников Его, которого любил Иисус, возлежал у груди Иисуса. Ему Симон Петр сделал знак, чтобы спросил, кто это, о котором говорит. Он, припав к груди Иисуса, сказал Ему: Господи! кто это? Иисус отвечал: тот, кому Я, обмакнув кусок хлеба, подам. И, обмакнув кусок, подал Иуде Симонову Искариоту. И после сего куска вошел в него сатана. Тогда Иисус сказал ему: что делаешь, делай скорее. Но никто из возлежавших не понял, к чему Он это сказал ему. А как у Иуды был ящик, то некоторые думали, что Иисус говорит ему: купи, что нам нужно к празднику, или чтобы дал что-нибудь нищим. Он, приняв кусок, тотчас вышел; а была ночь» (Ин. 13. 21–30).
Порождение духа тьмы и мрака, Иуда вышел в ночь для того, чтобы предать Спасителя.