Явление Иисуса Христа ученикам


В день Своего Воскресения Господь трижды явился ученикам. Первое явление — Марии Магдалине непосредственно у гробовой пещеры. Затем — двум ученикам на пути в Эммаус. И наконец — всем ученикам, собравшимся вместе.
Об этом подробно рассказывает евангелист Иоанн:
«В тот же первый день недели вечером, когда двери дома, где собирались ученики Его, были заперты из опасения от Иудеев, пришел Иисус, и стал посреди, и говорит им: мир вам! Сказав это, он показал им руки и ноги и ребра Свои. Ученики обрадовались, увидев Господа. Иисус же сказал им вторично: мир вам! как послал Меня Отец, так и Я посылаю вас. Сказав это, дунул, и говорит им: примите Духа Святаго. Кому простите грехи, тому простятся; на ком оставите, на том останутся. Фома же, один из двенадцати, называемый Близнец, не был тут с ними, когда приходил Иисус. Другие ученики сказали ему: мы видели Господа. Но он сказал им: если не увижу на руках Его ран от гвоздей, и не вложу перста моего в раны от гвоздей, и не вложу руки моей в ребра Его, не поверю.
После восьми дней опять были в доме ученики Его, и Фома с ними. Пришел Иисус, когда двери были заперты, стал посреди них и сказал: мир вам! Потом говорит Фоме: подай перст твой сюда и посмотри руки Мои; подай руку твою и вложи в ребра Мои; и не будь неверующим, но верующим. Фома сказал Ему в ответ: Господь мой и Бог мой! Иисус говорит ему: ты поверил, потому что увидел Меня; блаженны невидевшие и уверовавшие» (Ин. 20. 19–29).
Это повествование возвращает нас к вопросу, с которого мы начали наши беседы: что же такое вера?
Апостол Фома, потребовав доказательств, не имел веры; он требовал знания. Когда Господь вторично явился для уверения Фомы, дабы тот смог собственноручно осязать Его израненное тело, то неверующий ученик обрел знание: своими пальцами Фома ощутил язвы от гвоздей на теле Распятого, собственными глазами увидел Воскресшего из мертвых. Неверующий ученик получил в ощущениях реальное свидетельство, основанное на опыте, но то не было исповеданием веры в Воскресение Спасителя.
И Господь, обращаясь к Фоме, словно наставляет его в том, что высшее знание, а вместе с ним и полноту жизни, человек обретает через веру. При этом Господь ничего не говорит о том, что вера и знание несовместимы, что знание не нужно человеку, однако связывает блаженство не со знанием, но с верой: «Блаженны невидевшие и уверовавшие» (Ин. 20. 29), — то есть счастливы те, кто верует. А это означает, что именно вера вводит человека в полноту бытия.
Каким образом и почему вера соединена с полнотой человеческой жизни?
Знание утверждается опытом. Мы знаем, потому что основываем свои умозаключения на свидетельстве человеческих чувств: зрении, слухе, обонянии, осязании, вкусе. Благодаря таким свидетельствам мы можем судить о том, насколько доказано бытие явления или факта, входящих в состав нашего знания.
Нередко прибегают к доказательству путем математических расчетов. Но и в основе любого математического действия лежит некая физическая реальность. Кажется, теоретические операции с абстрактными цифровыми значениями противоречат этому утверждению. Однако и математические символы могут быть выражены через понятия наличной реальности, и тогда любой человек легко убедится в том, что дважды два — действительно четыре и что это — истина. Но если отсутствуют математические доказательства или реальный физический опыт, то как можно быть уверенным в бытии того, что не дано нам в ощущениях и что с достоверностью невозможно доказать?
Не случайно Господь связывает веру с блаженством и счастьем. Потому что вера, в отличие от знаний, дается человеку не опосредствованно через его ощущения и не в результате логических операций его разума, но непосредственно и через совокупность действия всех духовных сил, присущих человеческой личности.
Повторим замечательные слова святителя Московского Филарета (Дроздова): «Вера начинается в разуме, хотя принадлежит сердцу». Это означает, что вера выражается и посредством разума, и через человеческое сердце. А человеческое сердце — это совокупность всех наших чувствований. Несомненно также присутствие в феноме веры и волевого начала, ибо без волевых усилий, конечно же, невозможно поверить в то, что лежит вне пределов опыта. Значит, вера есть результат устремленности и взаимодействия всех духовных сил человека: и разума, и чувств, и воли. И нечто большее: в вере несомненно присутствует то, что называется интуицией, то есть особой подсознательной способностью человека.
Не случайно именно на вере Господь основывает Свою связь с людьми. Ведь Он мог бы избрать для этой цели разум, волю, какие-то иные человеческие качества. Но Он полагает в основу Своих отношений с человеком именно веру, которая одна только способна пробудить религиозное чувство, ибо обнаруживает себя в совокупном действии всех сил и способностей человека.
Выше мы говорили о том, что вера тесным образом связана с нравственностью и наличие веры зависит от нравственного состояния личности. Нравственность позволяет человеку сохранять целостность своей личности и бытия. Когда мы разрушаем нравственное начало, то вместе с тем разрушаем и человеческую личность. Недаром одна из добродетелей, связанных с понятием о нравственности, именуется целомудрием, характеризующим целостность личности. Итак, нравственность лежит в основе целостности человеческой личности. Если эта целостность повреждена, если сама личность разрушена, то способна ли она сконцентрировать все свои силы — умственные, душевные, интеллектуальные, — все свои чувства, чтобы на высоте этого духовного подъема вспыхнул пламень веры?
Вера есть подвиг, в котором человек проявляет всего себя без остатка. В этом смысле вера несопоставима с обычным знанием, требующим куда меньших духовных усилий. Именно исповедание веры, в котором концентрируются все способности и силы личности, реально соединяет человека с Богом.
Замечательны и другие слова, произнесенные Спасителем во время первой по Воскресении встречи с учениками: «Мир вам».
Это удивительное приветствие Спасителя должно помочь нам понять, что мир согласно замыслу Божию есть совершенно особенная ценность. Не может быть человеческого счастья, полноты жизни и благополучия без мира. И это совершенно очевидно для современников ХХ и начавшегося XXI века, отмеченных беспрерывными войнами и военными конфликтами.
И еще нечто важное сказал Спаситель ученикам: «Кому простите грехи, тому простятся; на ком оставите, на том останутся» (Ин. 20. 23).
Грех, отдаляющий человека от Бога, является главным препятствием для его жизни в союзе с Творцом. И преодоление этого препятствия возможно только в семье последователей Спасителя — в Церкви, в общине веры, первыми членами и руководителями которой стали апостолы. Именно им по Своем Воскресении дает Господь право и силу совершать то, что стало возможным благодаря Его искупительной жертве: прощать человеческие грехи, освобождая людей от власти зла.