2008-07-04 14:48:00

Вся наша надежда - на Русскую православную церковь и молитвы ее верных чад

Как и планировалось, тема церковного единства стала одной из центральных на минувшем Архиерейском Соборе. Патриарх Алексий II в своем докладе уделил большое внимание проблемам паствы Московского патриархата в странах СНГ и Прибалтики. При этом действия Румынского патриархата в Молдавии были расценены патриархом как "бесспорно антиканонические". Один из участников Собора, епископ Бельцкий и Фэлештский Маркелл, в интервью корреспонденту "Интерфакс-Религия" Елене Жосул подробно рассказал о ситуации в молдавском православии.


- "Бессарабская митрополия", уже более 15 лет существующая в Молдавии параллельно с епархиальными структурами Московского патриархата, - в какой мере, на Ваш взгляд, оправданно называть ее политическим проектом?

- Я хочу в первую очередь заявить о том, что Православная церковь Молдовы является составной частью Русской православной церкви и хранит ей верность на протяжении многих столетий. Но в 1992 году наша спокойная жизнь была прервана попыткой вмешательства со стороны румынских церковных деятелей, которые изъявили желание возродить в Республике Молдова, на территории чужого, суверенного и независимого государства и на канонической территории чужой Церкви, "Бессарабскую митрополию". Тогда запрещенный в священнослужении епископ Петр, не подчинившись решениям Московского патриарха и Священного Синода Русской православной церкви, перешел под юрисдикцию Румынского патриархата. Инициаторы "возрождения" этой "митрополии" оправдывали свои действия тем, что в период с 1923 по 1940 годы, а потом - с 1941 по 1944 годы Православная церковь Молдовы была переподчинена в силу сложившейся ситуации Румынскому патриарху. Однако в конечном итоге, начиная с 1944 года, православные в Молдове вернулись в лоно Русской православной церкви, своей Матери-Церкви. Этому факту мы радуемся, молимся за сохранение нашего единства, стремимся выполнять свои послушания. Но для сторонников "Бессарабской митрополии" история канонической Православной церкви в Молдове после 1944 года значения уже не имела.

На незаконных основаниях глава "Бессарабской митрополии" Петр Пэдурару действовал до 2002 года, когда под натиском европейских структур молдавское правительство было вынуждено признать существование и деятельность этой "митрополии" на территории нашей страны. Однако нельзя утверждать, что в результате данная структура получила канонические основания для своей деятельности. Постановление о признании "Бессарабской митрополии" было решением политических деятелей, Страсбургского суда, но никто из православных патриархов, за исключением, конечно, Румынского патриархата, эту "церковную" структуру в конечном итоге не признал. Конечно, церковной-то она выглядит только на первый взгляд, будучи на самом деле инструментом для выполнения политических заказов бухарестских политиков, которые неустанно грезят о присоединении независимого государства Молдова к Великой Румынии.

То есть, конечно, небезрезультатная попытка вмешательства румынских иерархов в церковную жизнь в Молдове является в значительной мере еще и политической. Румынское государство никогда не переставало прилагать усилия к тому, чтобы присоединить Молдову к Румынии. Наш молдавский народ в подавляющем своем большинстве этого не хочет, но, невзирая на народные настроения, церковные иерархи, а также политические лидеры в Румынии с каждым днем стараются все настойчивее воплотить это в жизнь.

- Усугубилась ли напряженность во внутрицерковной ситуации в Молдавии после решения румынского Синода в октябре прошлого года о "воссоздании" в составе "Бессарабской митрополии" трех епархий?

- Подчеркну: это решение Румынского патриархата, во-первых, вновь распространилось на каноническую территорию Русской православной церкви. Но, кроме того, на мой взгляд, оно содержит в себе предпосылки для международного конфликта, так как затрагивает территориальные интересы нашего соседа - Украины (в постановлении румынского Синода сообщалось, что в состав "епархии Южной Бессарабии" с кафедрой в Кантемире входит "бывшая Белгород-Днестровская и Измаильская епархия", то есть область, находящаяся в составе Украинской православной церкви - "ИФ"). Конечно, такими действиями румынский Синод расшатывает устои вселенского православия, вмешиваясь во внутренние дела чужой Церкви и чужого государства.

Напомню, что данное решение Синода Румынской церкви было осуждено почти всеми поместными Православными церквами. Встретив такую реакцию, Румынский патриархат решил приостановить продвижение этого вопроса, в специальном коммюнике заявив о том, что назначение трех новых иерархов на эти "епархии" якобы не представляет для него первоочередной задачи. Но, скорее всего, это является не чем иным, как тишиной перед бурей. Еще раз повторю то, что мне больнее всего осознавать как гражданину Молдовы и архиерею Русской православной церкви, который несет свое церковное послушание в этой стране: румыны просто так не отстанут. Они будут всячески стараться переподчинить себе не только Молдавскую церковь, но и само государство. Хочу отметить, что Румыния до сих пор не подписала акт о признании независимости Молдовы, хотя это тщательно скрывается, а аудитории предлагается совершенно другой документ, якобы подписанный румынами.

Церковная проблема в Молдове давно перестала быть только церковной. Это головная боль, в первую очередь для государственных властей. Каким-то образом - во всяком случае, я не могу объяснить, каким - правительство Республики Молдова все-таки предоставило регистрацию этим трем епархиям, причем в разное время - 2004, 2006 и 2007 годах. Но скрывалось это очень тщательно и достоянием широких масс все-таки не стало. Регистрировались эти епархии с отклонением, с нарушением законодательства, и нормальным, логическим шагом сегодня было бы их просто аннулировать. Тем более что в то время устав "Бессарабской митрополии" не предусматривал возможность ее расширения либо открытия новых епархий в ее составе. То есть сперва епархиям была дана регистрация, а потом в устав была внесена поправка. Одним словом, сплошь и рядом имеют место нарушения и канонических правил, и законодательства Молдовы.

Можно подвести некий итог. Наблюдаемый нами процесс экспансии румынской стороны не является следствием желания православного народа Молдовы. Это всего лишь политический заказ Бухареста, который выполняется Синодом и иерархами, а также священниками Румынской церкви. Думаю, в этой связи было бы очень хорошо всем помнить, что в Румынии Православная церковь является государственной, а священнослужители получают зарплату от властей, тем самым оказываясь на территории Молдовы носителями политики современного румынского государства. Волей-неволей, хотят они этого или нет, но они выполняют заказы политических деятелей, что, конечно, для Церкви не особенно хорошо.

В Молдове же от Румынии не хотят ничего, кроме одного - чтобы они нас оставили в покое. Это было бы самым долгожданным и желаемым подарком со стороны Румынии. Оставьте нас в покое - а больше нам от вас ничего не требуется. У нас есть свой патриарх, которому мы выражаем верность на протяжении уже долгих столетий. У нас и в помине нет желания перейти в другую юрисдикцию, хотя усердно муссируются слухи о том, что Румынской церковью якобы всего лишь движет желание сделать нас независимыми, вырвать из-под юрисдикции Московского патриархата. Мы все осознаем, что стоит нам выйти из-под покровительства Московского патриархата, как нас буквально за одну ночь присоединит к себе Румынский патриархат, никого при этом не спрашивая - ни народ, ни священников, ни иерархов. Поэтому вся наша надежда - на Русскую православную церковь и молитвы всех ее верных чад.

- Вызывает ли у Вас опасения Закон о религиозных культах, принятый в прошлом году в Молдавии, который среди прочего упрощает процедуру регистрации новых религиозных организаций?

- Географически Молдова расположена на стыке двух миров, двух великих культур. Она представляет собой пограничную зону - здесь Русская православная церковь непосредственно подходит к границам Европейского Союза. А последний сегодня навязывает другим странам законы, которые ему кажутся необходимыми, не спрашивая, есть ли желание их принять или нет, не интересуясь мнением местного населения. Под давлением европейских экспертов и был принят Закон о культах Республики Молдова, который уравнивает Православную церковь со всеми другими религиозными течениями. Он усложнил ситуацию еще и в том плане, что упростил процедуру регистрации любой секты, любого религиозного течения. Конечно, это не может нас не обеспокоить, и мы выразили свою озабоченность по этому поводу. Покуда еще у нас в стране православное руководство, проблемы от этого закона ощущаются не особо. Но не дай Господь, к власти придут люди иных взглядов и убеждений - тогда Православная церковь в Молдове окажется в очень жалком положении. Таким образом, мы еще более направляем свои взоры на Москву, откуда, собственно, и ждем поддержки и защиты - не только от внешних, но и от внутренних факторов.