2010-11-22 23:09:00

Русская церковь готова помогать США в составлении более объективных докладов о религиозной свободе в мире

Недавно был опубликован ежегодный доклад Госдепартамента США о свободе вероисповедания в странах мира. Блоку, посвященному России, недостает, как и в прошлые годы, объективности и глубины анализа, считают многие российские эксперты в области религии.

О том, каковы преимущества и недостатки доклада и что можно предпринять для его большей объективности в будущем, в интервью корреспонденту "Интерфакс-Религия" Алексею Соседову рассказал замглавы синодального Отдела внешних церковных связей игумен Филипп (Рябых).


- Отец Филипп, поделитесь, пожалуйста, Вашим впечатлением о содержании доклада.

- Ежегодные доклады Госдепартамента США по религиозной свободе давно уже стали в России информационным событием для многих экспертов и политиков. Думаю, такой внешний взгляд на ситуацию со свободой вероисповедания в России и других странах может быть полезен для международной дискуссии о моделях взаимодействия религии и общества. В подобном обсуждении, ведущемся на мировой арене и в отдельных странах, представители Русской церкви участвуют постоянно. Например, при юридической регистрации своих приходов и епархий за рубежом или при обсуждении норм, принимаемых в этой области международными организациями.

Доклад 2010 года имеет существенное достоинство, которое заключается в том, что в нем достаточно подробно и вполне достоверно описываются юридические нормы, государственные и общественные меры по обеспечению религиозной свободы, а также некоторые события в религиозной жизни страны. Так, в статистике, которая приводится в докладе, упоминается и гибель православных священников, и нанесение урона православным храмам.

Однако взгляд со стороны, который представлен в докладе, имеет и существенный недостаток, который сложно преодолеть, а может быть, и совсем невозможно. И нам придется всегда иметь в виду эту серьезную погрешность, когда мы будем читать такие доклады и обсуждать их. Мне с трудом верится, что представители другой страны, открыто заявляющей о своих национальных интересах, будут когда-либо исходить в своих оценках из реальных интересов общества, будь то России или иной страны, ситуацию в которых они стремятся анализировать.

- С чем именно Вы не согласны в анализе властями США религиозной ситуации в России?

- Прежде всего, в докладе абсолютизируются религиозная свобода и ее обеспечение, и в результате умаляются другие важные свободы и ценности общественной жизни, без которых не может существовать общество. После прочтения доклада создается впечатление, что демократия и благополучие в стране определяются исключительно способностью общества обеспечить комфортабельные условия для различного рода религиозных меньшинств или даже микрогрупп. На этом фоне меркнут свободы другой части общества, безопасность, сохранение собственной национальной духовной и культурной традиции. Эти параметры меньше всего принимаются в расчет в докладе, поэтому, например, критикуется 15-летний срок для получения регистрации или создание экспертного совета при Минюсте по выявлению признаков экстремизма в религиозной литературе.

Совершенно тенденциозно освещается ситуация с религиозным образованием. В частности, говорится об уроках православия в школах, но совершенно замалчивается тот факт, что, например, на равных условиях в исламских и буддийских регионах преподаются основы соответствующей религиозной культуры. Также есть школы с преподаванием иудейской традиции. Странно звучат выводы об эксперименте по религиозному образованию в 19 регионах страны. В докладе утверждается, что большинство родителей выбирают для своих детей светскую этику, и в то же время отмечается, будто представители Русской церкви оказывают на родителей давление в пользу выбора предмета по православной культуре. Где же логика? Эти выводы просто не стыкуются, потому что если бы представители Русской церкви оказывали давление, то, исходя из логики докладчиков, достаточно большой процент родителей выбирал бы как раз основы православия. Авторы анализа игнорируют то, что сегодня во многих регионах именно некоторые чиновники низшего уровня или руководители школ оказывают давление на родителей, чтобы они выбирали светскую этику. Нам известны такие случаи, и странно, что докладчики, которые заявляют, будто поддерживают диалог со всеми религиозными организациями в стране, не владеют такими примерами и не отразили их в докладе.

Кроме того, с негативным оттенком подается информация, что Русская церковь призвала положить конец дарвинизму в школе. Видно, что в составлении доклада участвовал представитель Демократической партии США, потому что в Америке идет большая дискуссия по поводу присутствия в школьном образовании различных подходов к зарождению мира или появлению человека. Здесь нелишним будет напомнить, как в прошлом Соединенные Штаты предоставляли священнослужителям на Радио Свобода возможность обличать научные догматизмы в советской системе, в том числе приверженность дарвинизму. И когда в России поменялась ситуация, страна обрела возможность дать людям религиозное образование по их свободному выбору, согласно их мировоззрению, появляется такая неожиданная критика развития в этой сфере.

В докладе гипертрофированно подчеркивается значение протестов некоторых ученых и студентов против присутствия религии в системе образования в России. В частности, цитируется студенческий перформанс в Санкт-Петербургском университете в 2009 году на конференции, посвященной религии и международным отношениям, как некое выражение общественного мнения. Я как участник конференции могу свидетельствовать, что в той акции участвовало три-четыре человека, которых не поддержал никто в зале, и после перформанса большинство студентов выразили свое неприятие таких действий. Вообще докладчики как будто бы не хотят замечать, что модель присутствия религии в системе образования исключает принуждение и обеспечивает право граждан воспитывать своих детей в согласии с их мировоззрением.

- Значительная часть доклада посвящена теме возвращения собственности...

- Вызывает большое сожаление, что действия правительства по преодолению последствий советского времени и несправедливости в отношении религиозных организаций, а также поддержка этих действий со стороны традиционных религий подаются в негативном ключе. Приводятся странные аргументы, как, кстати, и в прошлогоднем докладе, что Русская церковь до 1917 года не владела храмами и монастырями, но при этом не говорится о том, что и политика государства до революции была иная, она провозглашала православие государственной религией со всеми вытекающими отсюда последствиями. Сегодняшняя ситуация кардинально изменилась в том смысле, что государство является светским, поэтому даже если до революции имущество религиозного назначения принадлежало государству, поскольку Церковь была встроена в государственный аппарат, то сегодня, опять же в силу светскости государства, требуется передача таких объектов религиозным организациям в собственность или пользование.

Удивление вызывает пример с Новодевичьим монастырем, которым теперь будет пользоваться исключительно Церковь. При этом если при разборе различных нарушений религиозных прав докладчики цитируют международное право, то в случае с монастырем ничего не говорят о важных нормах международного права, которые регулируют сохранение культурных объектов, внесенных в список Всемирного наследия ЮНЕСКО, когда этими объектами владеют или пользуются религиозные организации. А ЮНЕСКО в таких случаях как раз выступает за то, чтобы права верующих не ущемлялись и религиозные организации могли свободно пользоваться такими памятниками культуры.

На фоне критического отношения к действиям государства по возвращению отобранного имущества совершенно выборочно докладчики поддерживают права иудейской общины России на возвращение библиотеки Шнеерсона, ссылаясь на международные договоренности. Поддержка одних религиозных общин и создание негативного образа других тоже вызывает недоверие к докладу.

Есть еще одно важное замечание к самой методологии доклада. В нем делается упор на обеспечение прав религиозных меньшинств. Подход Русской церкви заключается в том, что государство и общество призваны обеспечивать права всех граждан, а не только некой части общества. Права меньшинств не должны обеспечиваться за счет прав большинства. Очень часто бывает так, что меньшинства добиваются разрешения им такой деятельности, которая прямо направлена на нарушение прав другой части общества.

Например, в докладе вменяется в вину православным общественным организациям, что они часто критикуют и выступают против действий религиозных меньшинств. При этом совершенно ничего не говорится о том, что последние порой занимают очень критическую и даже агрессивную в отношении Русской церкви позицию - достаточно проанализировать выступления лидеров некоторых религиозных общин страны. Однако такие выступления никак не упоминаются в докладе, и это также ставит под сомнение справедливость оценок докладчиков.

В докладе подчеркивается, что важным элементом является равенство религиозных организаций перед законом. В то же время в достаточно критическом ключе говорится о том, что Русская церковь имеет больше возможностей для доступа к обществу и сотрудничеству с государством. В этой связи стоит отметить, что такая ситуация в стране как раз не нарушает принципа равенства религиозных организаций перед законом. Сами докладчики констатируют, что около ста миллионов россиян называют себя православными. Соответственно, чтобы обеспечить права этих граждан, необходимо значительно больше действий властей, взаимодействия с обществом Русской церкви, чтобы обеспечить права этих людей. Невозможно в том же объеме осуществлять взаимодействие с религиозными меньшинствами, это явно было бы непропорционально их присутствию в обществе и ущемило бы права тех граждан, которые исповедуют религию большинства.

В докладе говорится об обеспокоенности ростом политического влияния Русской церкви, и это тоже подается во многом как нарушение свободы религии. В частности, приводится в качестве примера сотрудничество с партией "Единая Россия", другими политическими партиями и институтами страны. Но вызывает недоумение, почему такое взаимодействие оценивается негативно, ведь в тех же Соединенных Штатах политические силы активно взаимодействуют с религиозными организациями, политики выступают на религиозных собраниях, и как раз это и является демократическим процессом, когда основные политические силы страны выстраивают диалог в том числе и с религиозными организациями. По Конституции, в России утверждается мировоззренческий плюрализм, и долг любой политической силы - не игнорировать в том числе религиозные общины страны.

Еще один пример нарушения религиозной свободы, по мнению Госдепа, - тот факт, что Рождество является государственным праздником, что в этом году была введена новая памятная дата - День Крещения Руси и очень широко празднуется День славянской письменности и культуры. При этом только вскользь упоминается о том, что в ряде российских регионов на официальном уровне отмечают главные исламские праздники. Такая информация, во-первых, неполная, потому что, например, в буддийских регионах отмечаются буддийские праздники. Система, которая утвердилась в России, она как раз соответствует демократическим требованиям, когда различные группы общества имеют возможность отмечать основные религиозные праздники.

Кроме того, совершенно непонятно такое сдержанное отношение к Рождеству, когда в самих США этот праздник, как и некоторые другие христианские праздники, является государственным. В Европе, Америке и России празднование таких дат подчеркивает то значение, которое придается основной религиозной традиции страны. При этом государство не принуждает людей в эти дни ходить в храмы, люди проводят свободное время так, как считают нужным.

- Что бы Вы пожелали авторам будущих докладов Госдепартамента?

- Хотелось бы пожелать, чтобы в будущем доклад прежде всего содержал по-настоящему общий благожелательный подход к различным религиозным организациям, чтобы не было выборочности, чтобы религиозная ситуация отражалась с большей полнотой, были представлены разные точки зрения - не только претензии религиозных меньшинств к государству или к религиозным организациям большинства, но и мнение Русской церкви на те или иные ситуации. Мы готовы к консультациям, к диалогу на постоянной основе. Такой диалог поможет все указанные недостатки доклада преодолеть.

- Представители внешнеполитического ведомства США предпринимали попытки установить диалог с Отделом внешних церковных связей Русской церкви, в том числе при подготовке таких докладов?

- К нам обращается посольство США, когда желает выяснить церковную позицию по тому или иному вопросу, но как правило это делается единожды в год, когда готовится доклад, и в ходе часового разговора, конечно же, невозможно поднять все проблемы. Я думаю, представителям Госдепартамента нужно проводить консультации и с различными структурами Русской церкви, и, в зависимости от вопросов, которые интересуют докладчиков, разговоры также с региональными организациями Московского патриархата. Порой создается впечатление, что эти встречи очень формальные, для отчетности, но на самом деле позиция Православной церкви в должной мере не исследуется и не учитывается. Иногда возникает ощущение, что у коллег из США нет подлинного интереса к нашей позиции и ее отражению в докладе.