2020-02-03 17:10:00

Материалы СМИ: "Памяти протоиерея Всеволода Чаплина. На девятый день кончины"

...Уходя, оставить свет -// Это больше, чем остаться (Пётр Вегин).

Девять дней. Он всё дальше от нас, от нашего мира, с его красотой, добротой, величием, жадностью, трусостью, предательством... Что ему теперь до нас? Многим он был непонятен и неудобен, кому-то неугоден, иным ненавистен до дрожи. Некоторые его любили и ценили как мало кого в этой жизни. Только равнодушных не было ни одного. Как не был равнодушен он сам ни к чему, на что бы не обращался его взор. Он в чём-то заблуждался - наверное, да; он ошибался и делал неверные шаги - наверняка! Да кто же из нас, оставшихся, всегда готовых бросить камень в любого, кто на волос отличается от нас, не ошибался и не заблуждался? Разве что тот, кто вовсе был равнодушен и безразличен ко всему... Про него говорили, что слишком политизирует веру и церковное служение, чрезмерно полагаясь на силы человеческие, тогда как если бы не Божия воля и участие, то давно уже не было бы нас на этой земле. Да кто же из нас может похвалиться такой беспредельной верой, чтобы всё предать воле Божией? Но как часто мы в маловерии своём убого прячем голову под куцее и обветшалое крыло, а он - он отважно и, да, порой безрассудно, бросался в бой с тем, что ему виделось неприемлемым, злым, подлым! Быть может, восклицая вслед за апостолом Петром: "Камо грядеши, Господи!", он шёл навстречу своей участи. Не как Бог, как человек, надрываясь, ошибаясь, оступаясь, нёс свой крест вместе со своими немощами, болезнями и своей правдой, всё вверх, то воспаряя, то срываясь, но не отступая...

Наверное, не всегда он был прав. Но это был мужественный, искренний и очень открытый человек, чуждый корысти и лицемерия. Он не всегда соглашался с тем, в чём его убеждали, не всегда шёл за теми, кто его куда-то звал, но ни один телефонный звонок, ни одно письмо или записка у него не оставались неотвеченными. Наверное, он старался понести больше, чем было сил, принимал слишком близко к сердцу всякое нестроение. И вот, сердце не выдержало. И его больше нет.

Те, кто любили его, ещё долго будут оплакивать его ранний уход. Кому он был непонятен и неудобен - почувствуют оставшуюся после него пустоту, может быть, ещё более неудобную. Кому был неугоден - возможно, задумаются: а что было не так в них самих? И только для его ненавистников ничего не изменится; ненависть найдёт себе новый объект приложения. Но что ему теперь до того? Его теперь судит только Бог, и суд Его ведом только Ему Одному.

Но, может быть, и нам дано хоть краем глаза взглянуть за эту завесу; не приоткрыта ли и нам, оставшимся пока, хоть чуть-чуть тайна суда Божия?

Отец Всеволод отслужил Божественную литургию, а значит, как священник, причастился Святых Христовых Тайн. Вышел в сад, присел на скамью. И тихо отошёл ко Господу. Смерть его была милостива. Православные христиане верят, что душа человека, умершего в день Причащения, минуя мытарства, сразу восходит к Престолу Божиему. Будем молиться, чтобы всемилостивый Господь принял душу протоиерея Всеволода в вечные Свои обители.

Ушёл большой человек в чёрной одежде. На его месте осталось немного света.


Геннадий ДОРОФЕЕВ,
редактор педагогического портала "Вера и время", член Союза писателей России
"Русская народная линия"
3 февраля 2020 г.