2007-08-31 12:25:00

Материалы СМИ: "Государственный ислам и партизанское православие"

Итак, свершилось. В России открылось первое с 1917 года государственное учебное заведение с религиозным профилем. Думаете это семинария, или духовная академия, или православная гимназия, короче что-нибудь из того, чем последние месяцы с пеной у рта пугали рыцари антиклерикализма включая некоторых академиков? Отнюдь. Первым в России религиозным учебным заведением, находящимся на государственном балансе, стал Чеченский исламский институт.

"Ну и где?" хочется спросить. Где гневные вопли правозащитников, коллективные письма, истерические токшоу на телевидении о наползающей на страну исламской клерикализации, о деньгах российских налогоплательщиков, которые пойдут на поддержку ислама, об угрозе мухммеданского мракобесия и всё такое прочее? А ведь такое могло бы быть. И в Европе такое достаточно часто бывает. Даже постаревшая Бриджит Бардо пишет книги о том, что мусульмане угрожают красоте Belle France.

Но у нас ничего такого, разумеется, нет. Во-первых, даже академикам нобелевским лауреатам вряд ли захочется вступать в дискуссии с академиком Рамзаном Кадыровым. Во-вторых, все прекрасно понимают, что государственный ислам в Чечне - это вопрос национальной безопасности. Подобный институт должен поставлять не просто мулл и муфтиев, а еще и спецпропагандистов, которые помогут традиционному исламу выстоять в борьбе с ваххабизмом. Наконец, в третьих, и в главных, "ислам - это же другое дело". Все атеистические вопли и ахи по поводу "клерикализации" адресованы не религии вообще, а исключительно канонической Русской Православной Церкви. И более никому.

Это откровенное лукавство антиклерикалов очень хорошо видно в выступлениях самого известного из них академика Гинзбурга. Всем хорошо известны его нападки на Русскую Церковь и Православие за малейшие попытки оказывать влияние на общество. Всем хорошо известна его манера не стесняться в выражениях. Но вот академик оказывается перед представителями своего народа и родной для него религиозной традиции. И тут же выясняется, что по его мнению "поддержка синагог в Израиле со стороны государства также, конечно, в определенных пределах естественна". Почему? Да потому, что синагоги являются не только религиозными учреждениями, но и точками сборки еврейского народа. Точно так же как и традиционный ислам является точкой сборки для чеченцев, не давших себя увлечь ваххабитской пропаганде. Точно так же... список можно продолжать до бесконечности, включая туда поляков и костел, калмыков и дацан... И только почему-то когда называешь связку "русские и храм" тут же начинается истерика с пеной у рта. Всякая предупредительность с академиков слетает и они начинают почти визжать: "сволочи церковные".

Русские в современной России оказались практически единственным народом, которым отказывается в праве на свою национальную культуру, свои традиции, свою целостность и свои точки сборки. Православие оказывается единственной религией влияние которой на приверженный к ней тысячелетие народ признается по каким-то непонятным причинам опасным. То есть, разумеется, это не так. Объективно и развитие русской национальной культуры (в том числе и окрашенной здоровым, патриотичным национализмом) разумеется идет. Русская культура сейчас переживает свое возрождение и есть все основания надеяться на расцвет. Православие верно и нельзя сказать, чтобы особенно медленно, усиливает свои позиции в обществе. Государство - и на уровне высшего руководства и на уровне местном устанавливает с Церковью тесные и конструктивные контакты. Только в мае этого года мы видели прекрасный пример сотрудничества Церкви и государства в деле объединения разделенных частей Русской Церкви.

Но все это движение, в отличие от широкой дороги государственному исламу в Чечне, совершается на окольных и партизанских путях. Даже президент, устанавливая симфонию с Церковью, вынужден, по сути партизанить. В то время как антиклерикалы среди чиновников, сопротивляющиеся введению ОПК, стремящиеся лишить регионы права на более тесное взаимодействие с Церковью и т.д. чувствуют себя "в законе".

А всё почему? Потому, что русским и РПЦ как крупнейшей в мире общественной организации, объединяющей русских (это не главная функция Церкви, но так уж получилось) попросту как-то неудобно выбивать со скандалом у государства, которое мы за тысячелетие привыкли считать в некоторой мере своим, дополнительные привилегии в пользу русского народа. Русские не устроили нигде террористической войны, никого не захватывали в заложники, массовые беспорядки с участием русских случались лишь в тех ситуациях, когда любой другой народ начал бы масштабную войну. В общем русские не создают проблем. А потому с нами можно не считаться, нашими интересами можно жертвовать, их можно пускать в размен большой политики.

Однако с этим пора завязывать. У русских есть интересы и как у этноса, и как у нации, и как у людей, значительная часть которых объединена во всероссийскую православную общину. Заниматься политической партизанщиной в собственной стране нам все-таки как-то странно. Необходимо другое добиться официального признания и со стороны государства, и со стороны других этнических и религиозных общин, и со стороны обнаглевших от безнаказанности "антиклерикалов", что и у русских и у православных в России, среди которых русских - большинство, есть и свои права и свои интересы. Мы не против государственного исламского института в Чечне. Мы против того, что открытие государственного православного института или университета в России считается какой-то нелепостью и абсурдом, что знание того, Кто изображен на иконе Андрея Рублева "Троица" не считается столь же необходимым, как знание того, кто такой Спартак или Ньютон.

Мы против того, чтобы считалось, что в России "некоторые народы равнее, чем другие". А если это неизбежно, то, давайте признаемся честно, мы полагаем, что именно русские имеют право быть записанными в список "наиболее равных народов" под первым номером.


Портал "Русский проект"
30 августа 2007 г.



См. также в рубрике "Мониторинг сетевых СМИ".